Общество, 12.11.2021 07:30

«В ушах стоял плач живых детей»: ростовчанка с подозрением на коронавирус потеряла ребёнка, не добившись помощи врачей

Жительница Ростова-на-Дону обратилась в участковую больницу с высокой температурой и подозрением на пневмонию. Несмотря на то, что женщина была на восьмом месяце беременности, терапевт пришла к ней лишь на вторые сутки. Ростовчанку не стали госпитализировать, а когда она сама приехала в роддом, медики долгое время убеждали ее, что плохое самочувствие ей просто кажется. Лишь через некоторое время женщину увезли на операционный стол. Ребенка она потеряла, а сама чудом осталась жива.

Ростовчанка Ольга Донская (имя и фамилия героини изменены по ее просьбе — Прим.ред.) забеременела в 33 года вторым ребенком. Первая дочь появилась у Ольги 9 лет назад с помощью кесарева сечения, но операция прошла успешно, и на этот раз все прогнозы были только положительные.

Ольга, как положено, встала на учет в 8 недель, по указаниям врача проходила все необходимые процедуры, сдавала анализы, принимала лекарства по назначению. Семья стала готовиться к появлению малыша.

На 32 неделе (в начале 8-го месяца) Ольга почувствовала, что начинает заболевать. Она позвонила участковой медсестре, та отправила к терапевту.

— Я пришла на прием, меня осмотрели, поставили мне ОРВИ, выписали лекарства и отправили лечиться домой. Это было в понедельник, 18 октября, а в среду я должна была идти на плановый прием к гинекологу. Но я туда так и не дошла. Чувствовала сильную слабость, было плохо. Я попробовала дозвониться в гинекологию, звонила и утром, и днем, и вечером, но никто не отвечал, — вспоминает Ольга.

В среду женщине стало хуже, температура начала подниматься до 39 градусов, жаропонижающие не помогали. Супруг Ольги тоже стал чувствовать себя плохо. Решено было вызвать скорую помощь.

— Фельдшеры приехали, сделали мне укол, чтоб снизить температуру, сказали, что у меня вирусная ангина и уехали. Утром я стала вызывать терапевта на дом, объяснила, что я беременная, не знаю, что делать, а с гинекологом не могу связаться! Вызов приняли, но терапевт пришел лишь на вторые сутки к вечеру. Сказала: «Все болеют, у меня три участка, а я одна!» Но разве к беременным не стоит приходить в первую очередь? — считает Ольга.

WhatsApp Image 2021-11-09 at 11.50.45.jpeg

Терапевт, Светлана Кравченко, как позже удалось выяснить Ольге, прописала новые лекарства.

— Сказала: с подозрением на пневмонию госпитализировать вас не могу — у меня закончились направления. Мы стали говорить, что мужу тоже плохо, и у него температура. Поначалу она отказывалась осматривать его. Но затем все-таки взяла у нас обоих мазки на ковид. И ушла, — продолжает Ольга.

Однако несмотря на назначения терапевта, уже к вечеру того же дня у Ольги снова поднялась температура до 39 градусов, начался резкий кашель. Донские снова вызвали скорую помощь. Но на этот раз фельдшеры даже не приехали: для беременных у них ничего нет, вот будете задыхаться, мол, тогда и звоните.

WhatsApp Image 2021-11-09 at 13.29.53.jpeg

— К вечеру следующего дня температура начала спадать. Но у меня появилось ощущение, что мой малыш стал меньше шевелиться. Утром я уже не чувствовала шевелений, у меня началась истерика, мы позвонили в роддом. После долгих выяснений меня все-таки решили принять. Вещи в роддом у нас были собраны, но из-за нервов, впопыхах, муж забыл их взять. В роддом я приехала без ничего, и с порога на меня начали орать. «Где бахилы?», «Где пеленка?», «Нет пеленки, стели штаны и лезь на кресло!», «Маску натяни, а то всех нас перезаражаешь». Обращались со мной, как с собакой, — со слезами вспоминает Ольга.

Как позже узнала Ольга, дежурным врачом в тот день была акушер-гинеколог Анна Родичева. Врач сделала Ольге КТГ (кардиотокографию — Прим. ред), сердцебиение у ребенка на тот момент еще было. Ольгу положили на кушетку, нажимали на живот, что-то писали. Затем отправили на УЗИ.

— В кабинет УЗИ меня завели со словами: «Ей кажется, что она не чувствует шевеления». А мне бросили: «Вы в своей поликлинике исчерпали бесплатный лимит УЗИ, так что в следующий раз делайте платно в частной». Намекнули, мол, что я бесплатница. И посоветовали ехать домой, лечиться под наблюдением терапевта, — рассказывает Ольга.

С высокой температурой, полная тревоги и переживаний, ростовчанка, едва соображая, подписала отказ от госпитализации. Сказали подписать — вот и подписала, объясняла потом Ольга. Женщина поехала домой. Результаты теста на коронавирус все не приходили. Тем временем, самочувствие становилось все хуже и хуже.

— Шевелений не было совсем, живот как-то спал, а по низу пошли спазмы. Мы стали звонить в гинекологию, но снова не дозвонились. Звонили в поликлинику, объясняли ситуацию, но там, не дослушав нас, бросили трубку. Мы поехали снова на УЗИ. Врач, которая делала мне его в 30 недель, сразу меня узнала. Сказала: «У вас же было все хорошо, что случилось?» А через секунду изменилась в лице, и я все поняла по ее глазам, — обрывает сама себя Ольга и делает долгую паузу.

Все, что происходило с ней дальше, было для нее как в тумане. Ольгу привезли в роддом. Выяснили, что тест на коронавирус у супруга положительный, а у нее все же отрицательный. Решили вызвать естественные роды. Дали подписать какие-то бумажки. А потом началась боль…

— В родовой меня рвало, я корчилась от боли, одно за одним мне кололи обезболивающее, но это не помогало. Я истекала кровью. Пришел врач. Сделал УЗИ. Экстренно меня повезли в реанимацию. Я услышала что-то про разрыв матки, попросила телефон попрощаться с мужем и доченькой, — уже не в силах сдерживаться, рыдает Ольга.

Ребенка Ольга потеряла. От радужных надежд и планов осталось лишь сухое «мертвый, пол мужской, вес 1413 гр» в выписном эпикризе.

док.jpg

Ольга потеряла 1,5 литра крови. Первые дни она почти не спала — боялась закрыть глаза.

— Казалось, если закрою, уже не проснусь, — вспоминает она.

Гемоглобин у нее упал до 65, грудь разбухала от прибывающего молока, а в ушах стоял бесконечный плач чужих — живых — детей.

— Я винила себя, говорила, что можно было спасти, что надо было по-другому поступить, что-то сделать. Но ведь и врачи должны были отнестись ко мне более внимательно. Почему к обычным пациенткам, тем, кто не платит, такое отношение? Ведь не у всех есть деньги на платные медуслуги, и теперь к нам отношение, как к скоту! Куда идут налоги, которые мы платим, если у нас в больницах нет даже пеленок для рожениц, и они голой жопой вынуждены садиться на кресло? — восклицает Ольга.

Сейчас ей предстоит долгая реабилитация. Медики, к счастью, сохранили ей не только жизнь, но и возможность иметь детей. Пока Ольга не может даже думать об этом. Ростовчанка очень просила оставить имена медиков, которые вернули ее почти с того света:

«Врач Абдулрахман Мохамад, человек с большим и добрым сердцем, который спас мою жизнь. Мы никогда с мужем и моим ребенком не забудем, что вы сделали для нас. Доктор медицинских наук Александр Рымашевский, без вас эта операция не прошла бы удачно. Анестезиологи Игорь Михно и Александр Губарь, спасибо, что облегчили эти адские боли. Павлова и Никитченко из реанимации, простите, имен я не узнала, спасибо, что не дали жалеть себя и быстро подняли на ноги. Девчата в послеродовом отделении: Дарья, Нателла и Елена, без вашей поддержки и заботы я сошла бы с ума! Отдельное спасибо Регине. Теперь я буду улыбаться!». 

Григорий Мелихов 

Присылайте свои новости, фото и видео на номер +7 (938) 107-87-80 (Viber, WhatsApp). Звоните, если попали в сложную ситуацию и не получили помощи от чиновников. 

Подпишитесь на нашу группу в Instagram. Наш сайт в соцсетях: ОдноклассникиFacebookВКонтактеTelegram.

Новости на Блoкнoт-Ростов-на-Дону
коронавирусРостовская областьмедицинародыРостов-на-Донуроддом №7
0
1

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое

r1