Ростов-на-Дону Вторник, 27 июля
Общество, 22.06.2021 07:30

Пострадавший под Кемерово известный парашютист из Ростова рассказал о своих первых прыжках

Чемпион России по парашютному спорту, бывший президент Федерации парашютного спорта Ростовской области Георгий Мирошниченко, за плечами которого несколько тысяч прыжков, и не думал, что жизнь свяжет его с небом. Но в армии попал в военно-воздушные войска, там влюбился в парашютный спорт и решил сделать это делом всей своей жизни. За несколько лет Георгий проделал огромный путь, переехал в Подмосковье, чтобы наконец совместить работу с любимым хобби, завоевал множество наград и титулов. В этом году он в составе четверки по групповой акробатике должен был представлять Российскую Федерацию на Чемпионате мира по парашютному спорту под Кемерово. Но на тренировочных мероприятиях у самолета, где находился Георгий, отказал двигатель. Спортсмен чудом выжил, он находится в больнице. За пару месяцев до трагедии Георгий рассказывал «Блокнот Ростов» о своих планах. В поддержку спортсмена публикуем это интервью.

Маленький Гоша с детства любил спорт. Ходил на единоборства, занимался тяжелой атлетикой, боксом, баскетболом, играл в юношеской команде. Но о парашютах и прыжках не задумывался ни разу. А затем пришло время идти в армию. Георгий попал в десантные войска.

— Первый свой прыжок помните?

— Помню. Такое не забывается.

— Страшно было?

— Нет, не было. В армии прыжки — это не совсем спорт, это просто средство доставки. Сначала с нами, как с новобранцами провели интенсивный курс военно-воздушной подготовки: научили укладке различных парашютных систем, отработали отдельные элементы прыжка. И вот накануне все были в предвкушении. Был ранний подъем, в четыре утра. Затем нас повезли в поле. В шесть утра мы уже были на поле, ждали вертолет. Он прилетел, наверное, около 9-10 утра, все это время мы были наготове. Ты одеваешься, проходишь за линию старта и уже не можешь никуда уйти. Помню, когда наше время прыжка подошло, я так сильно хотел в туалет, что мне уже было ни до чего. Кода сели в вертолет, мысль в голове была одна: лишь бы уже прыгнуть.

Георгий прыгнул первый раз. А дальше — дальше влюбился в парашютный спорт.

— Хотелось развития. Меня перевели в контрактный отряд, где все контрактники. Из них я был самый молодой. Когда пришел, у меня было только четыре прыжка, а у многих по 15-20. Мне было как-то завидно, что я меньше всех служил, да еще и меньше всех прыжков. И когда я пошел в свой первый отпуск, я отправился в аэроклуб в Ростове, чтобы заниматься. Там я совершил примерно 10-15 прыжков. Так каждый раз в отпуске я ездил прыгать. Всего, пока служил в армии, я напрыгал около 40 прыжков — на службе и в отпуске.

— Как близкие отнеслись к новому увлечению?

— Ну я уже взрослый был, что мне скажешь. Вообще самостоятельно прыгать можно только с 18 лет. 14-летние тоже могут, но им родители должны писать расписку.

Сейчас у Георгия около 3700 прыжков. Отслужив в армии в Пскове, Георгий вернулся в Ростов, собирался служить в донской столице, но не вышло. Чтобы зарабатывать на жизнь, молодой человек работал и промышленным альпинистом, и спасателем — в маневренной поисково-спасательной службе Ростова. Но парашютный спорт не отпускал.

— Все это время я занимался и продолжал прыгать. Аппетит приходит во время еды, и сначала моя цель была — пересесть на парашют типа «крыло», более современный. Затем стало хотеться поучаствовать в соревнованиях, попробовать получить какой-то разряд. Первые мои соревнования были по групповой акробатике — в двойке.

— Почему пошли именно в акробатику, ведь в парашютном спорте много дисциплин?

— Да, и я знаком со всеми. Но на соревнования невозможно подготовиться по всем дисциплинам сразу. Раньше классикой считались прыжки на точность приземления и индивидуальная акробатика. Получалось такое двоеборье. У спортсменов особенно не было выбора. И никакой групповой акробатики, к примеру, раньше не было. Никто не делал фигуры в группе в свободном падении, перестроение фигур в вертикальной плоскости — вниз головой, стоя. Меня это зацепило и стало интересным.

— Помните первые соревнования по групповой акробатике?

— Я тогда работал спасателем. Постоянно приходилось отпрашиваться и меняться с сослуживцами, потому что прыжки обычно выпадают на пятницу, субботу и воскресенье, а у нас в эти дни были дежурства. Я постоянно дергал всех, чтобы меняться и подстроить свой график под календарь прыжков. Я понимал, что дальше так продолжаться не может. Но парашютный спорт бросать не хотелось. В Азове при этом проводили соревнования — там была команда авиации внутренних войск. Я к ним часто приезжал и был знаком со многими. В какой-то момент я понял, что хочу пойти к ним на службу. Приехал на сборы, поговорил с начальником команды, и меня взяли. Я был начинающий парашютист тогда, прыжков 350 за спиной.

Через несколько месяцев на новом месте Георгий уже поехал на соревнования — в Агой (село в Туапсинском районе Краснодарского края — прим.ред).

— В Агое я прыгал с новой командой первый раз. Тогда мы заняли третье место в двойке. Я выполнил первый разряд на тех соревнованиях, чуть не хватило до КМС. Так меня и затянуло. Три года я прыгал в авиации внутренних войск и ездил на сборы на соревнования.

— А как случилось, что вы оказались в Москве?

— В 2015 году у меня закончился контракт во внутренних войсках, и я его продлевать не стал. Узнал, что в Рязани строят аэродинамический комплекс. Прошел медкомиссию, собрал все необходимые документы и уехал служить в Рязань. Но там не сложилось, команду сформировать не удалось, я послужил несколько месяцев и уволился. А затем переехал обратно в Ростовскую область, обучился на тандем-мастера и ездил также по сборам и зарабатывал. Однажды я приехал в аэроград Коломна в Московской области, а у них на тот момент была военная программа. Я переговорил с ними, и меня взяли туда инструктором. С 2016 года в течение 2,5 лет я работал с ними. И с тех пор уже постоянно жил в Московской области, здесь и остался. А затем меня снова позвали служить — в 106-ю воздушно-десантная дивизия в Туле. Командир дивизии хотел собрать парашютную команду, и мы стали этим заниматься. Теперь отпрашиваться на прыжки с работы было уже не надо.

Георгий готовился к выступлению на Чемпионате мира в августе под Кемерово, который запланировали на 2021 год с 7 по 21 августа. В прошлом году провести состязание помешал коронавирус. В этом году ростовчанин твердо вознамерился взять призовое место. Прикидывал, сможет ли обойти сильные команды американцев и французов.

19 июня на тренировочных мероприятиях на Кузбассе под Кемерово самолет L-410, совершавший вылет на парашютное десантирование, упал на взлете с высоты около 100 метров. Отказал двигатель. На борту в числе прочих 19 человек оказался Георгий Мирошниченко. К счастью, он выжил, но находится в тяжелом состоянии в реанимации. У него диагностированы черепно-мозговая травма, вывих бедра. Ему провели операцию 20 июня и он пришел в сознание, медики надеются на положительный исход. Коллеги и близкие Георгия уверены, что он сможет восстановиться после травмы и в будущем занять место чемпиона мира по парашютному спорту на Мундиале.

Григорий Мелихов

Присылайте свои новости, фото и видео на номер +7 (938) 107-87-80 (Viber, WhatsApp). Звоните, если попали в сложную ситуацию и не получили помощи от чиновников.

Подпишитесь на нашу группу в Instagram. Наш сайт в соцсетях: ОдноклассникиFacebookВКонтактеTelegram.

Новости на Блoкнoт-Ростов-на-Дону
Ростовская областьРостовпарашютный спортГеоргий Мирошниченкофедерация парашютного спорта Ростовской области
1
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое