Ростов-на-Дону Пятница, 10 Апреля
Общество, 25.11.2018 20:34

«К нам все мечтают попасть» - руководство ростовского приюта для бомжей

Это называется Комплексный социальный Центр по оказанию помощи лицам без определенного места жительства г. Ростова-на-Дону. Он находится на ул. Амбулаторной в Ростове, и чтобы сюда попасть, надо приложить немало усилий.

На тротуаре у некогда шикарнейшего особняка Ростова Миша поселился вскоре после Чемпионата Мира по футболу. Мундиаль спутал планы на жизнь многим обитателям улиц Ростова. В какой-то момент они просто исчезли, но потом вернулись, причем, иногда создается впечатление, что вернулось их больше, чем ушло.

Миша на улице.jpeg
 До первых заморозков Миша жил на тротуаре, честно зарабатывая на жизнь миской с табличкой "На еду прошу, пожалуйста". 

Репортерам "Блокнота", которые пришли к нему в начале ноября, бездомный  рассказал, что фамилия его Сущевич, сам он - "бывший комбат", что ноги отказали, и он боится замерзнуть на улице.

В социальном центре выяснилось, что у Михаила 27 лет тюремного стажа, в легких - следы от перенесенного туберкулеза, вспыльчивый характер и постоянное желание выпить.

- Они у нас часто "меняют показания", - шутит директор Центра Елена Мелихова. - Мы же занимаемся установлением личности. По их рассказам отправляем запросы по разным адресам, собираем данные, чтобы восстановить документы. С одним "клиентом" мы в Питер и Ленинградскую область отправили 53 запроса. И все 53 ответа - "нулевые", его там никогда не было. 

Елена Мелихова.jpg

Так некоторые "клиенты" тянут время. По закону, находиться в ГАУСОН РО "КСЦ по оказанию помощи лицам без определенного места жительства г. Ростова-на-Дону" бездомные могут 2 месяца, если есть паспорт, полгода - если паспорта нет. 

- Когда кризис начался, у нас были случаи, что люди сдавали свои квартиры и приходили к нам, - рассказывает директор. - Как изменился контингент за последнее время? Больше стало родителей, которых дети выгоняют на улицу. Выпускников детских домов. Женщин после развода. Тех, кто приезжает в Ростов из других стран. Недавно вот отправляли женщину... в Ливан. Приехала погостить, обострилась болезнь Паркинсона. Пришлось разыскивать ее мужа, покупать билеты в Бейрут. Все это оплачивает бюджет области - билет в один конец, куда бы это ни было, хоть в Новую Зеландию. 

постояльцы.jpg
Среди постояльцев Центра - не только старики.

Вопреки предрассудкам, попасть в такой приют непросто.

Мише повезло: его историю начали обсуждать в соцсети. Привыкшие ко всему ростовчане все-таки не смогли пройти мимо человека, который первые осенние заморозки был вынужден встречать буквально на тротуаре. Нашлись неравнодушные, которые привезли ему чаю, теплую одежду и подняли извечный вопрос - "доколе?". Спустя сутки Миша исчез.

- Мы боялись, что Мишу выкрали какие-нибудь бандиты, которые собирают инвалидов и заставляют их попрошайничать на улице, - рассказывает ростовчанка Татьяна Литвинова, благодаря которой Миша оказался в Центре.  

Скриншот 2018-11-25 17.jpg
Если бы пользователи Facebook не привлекли внимание к бездомному, никто бы с ним возиться не стал.

Позже выяснилось, что утром к Мише подъехала "газель", его отвезли в приемное отделение Центра на Семашко - именно туда приходят бездомные в надежде получить помощь от государства. Но  никто поиском замерзающих бомжей не занимается. Кто в силах - должен как-то сам дойти до здания на Семашко, 16 и попытаться получить помощь.

- Мы распределительная база, по сути. Если человек попал в трудную жизненную ситуацию, он может прийти в Управление социальной защиты населения и рассказать, что с ним случилось. При этом, совершенно не важно, есть у человека паспорт или нет. С его слов там все запишут, сформируют историю и выдадут направление на прохождение медицинского обследования. Если ничего страшного нет - человеку выписывают направление (путевку)  и он попадает сюда, на Амбулаторную, - рассказывает директор Центра.

шкаф.jpg
Здесь прожариваются личные вещи постояльцев, самое трудное - уговорить бомжей выкинуть дорогие их сердцу матрасы

Куда деваются те, у кого обнаружены опасные для окружающих заболевания, здесь не знает никто. По словам сотрудников Центра, приблизительная статистика такая: за направлениями на медицинское обследование обращается 50 человек, в итоге помощь получают 5-7. Принудительная госпитализация в России запрещена,  

А таких Центров в Ростовской области - всего 6: в Таганроге, Сальске, Шахтах, Каменске-Шахтинский или Волгодонске.

- Но все хотят в Ростов! - смеются в сотрудники ростовского Центра.

Если медики дают "добро", то можно считать дело сделано: бродяге выписывают "путевку" и отправляют на Амбулаторную. Там - мойка, дезинфекция, прожарка. На Амбулаторной - 50 коек, и они не пустуют. В отделении на Семашко так же изначально планировалось для бездомных 50 коек, но потом 24 места отдали под хостел. Он, кстати, в дни Чемпионата Мира весь был превращен в хостел, а сейчас снова работает как ночлежка. Там можно получить все направления и консультации, но надолго оставаться нельзя. В хостеле тоже - преимущественно бывшие постояльцы Центра, которым справили документы, и те решили начать все заново. Цены за койко-место самые демократичные - 350 рублей в сутки.  Так Центр пытается немного заработать на развитие.

коридор.jpg
Инвалиды и старики - прежде всего могут рассчитывать на помощь Центра

- На жизнь нам хватает, - говорит Елена Мелихова. -  Бюджет выделяет 39 млн рублей в год. Эти деньги идут на содержание двух зданий, питание, лечение и обслуживание наших "клиентов", - в Центре так и не могут подобрать подходящее слово для тех, о ком заботятся; трудно разобраться, кто они: гости? постояльцы? пациенты? - Но хотелось бы телевизоры купить в палаты, ремонт кое-где сделать, расширяться понемногу.

Скорее все же клиенты: ежегодно Центр оказывает лицам без определенного места жительства буквально тысячи услуг. Написал запрос по последнему месту жительства - услуга, сделал физиопроцедуру - услуга. Фельдшер в медкабинете рассказывает: никаких особенных болезней у обитателей Центра нет, всё как у всех - давление, сердце, старческие немочи.

процедуры.jpg
Этому пациенту не только справили все документы, но даже готовят его к протезированию

- Очень много стариков приходит из церквей, - рассказывает заведующая отделением на Амбулаторной Елена Филоненко. - Ведь как бывает: уходит человек от проблем, прибивается к церкви, пока силы есть - работает, кров и еда ему обеспечены. А когда становится немощным - никому он не нужен.

Общественники говорят о том же: во всем мире бездомными занимается церковь и некоммерческие организации. Они собирают помощь филантропов, открывают приюты, устраивают бесплатные обеды, помогают бродягам в социальной реабилитации. В Ростовское области такие есть, но основная нагрузка ложится на бюджетные учреждения. В основном из-за того, что распорядки в частных приютах не всем по душе. А государственные учреждения для того и создаются, чтобы помогать людям, попавшим в сложную жизненную ситуацию.

Такая установка порождает новую проблему, считает Елена Мелихова - социальное иждивенчество. Многие постояльцы не только не спешат реабилитироваться, но и желания особенного не проявляют: а зачем, если можно холодные времена пережить в Центре, а потом вернуться к своему привычному образу жизни - свободе без обязательств. В Центре "клиентов" пытаются ресоциализировать, привлекают психологов и священнослужителей. Но они все равно возвращаются, и так - по несколько раз.

смотрят тв.jpg

Основное время препровождения обитателей центра - чтение книг и просмотр телевизора

за работой.jpg
В Центре можно и подработать: например, собрать наборы для розжига. Но желающих этим заниматься не много

Елена Мелихова говорит, что Центр с радостью принимает любую помощь: окормляют постояльцев служители Храма Святого Георгия, приходит помощь от благотворительного Фонда Святой Анастасии Узоразрешительницы.

- А недавно позвонили: у нас, говорят, плащи есть. Хорошие, новые - возьмете, - рассказывает директор. - Кажется, из госрезерв. Говорю, привозите, конечно. 
 
Миша.jpg
Мише плащ великоват и смотрится ворованным 

Освободился Миша в 2014 году. Из всех статей помнит только грабеж. Но в личном деле, которое уже успели завести на Мишу, значится даже захват заложников. Говорить об это он не хочет. Рассказывает, как после тюрьмы работал у каких-то людей, а потом ноги отказали.

- Бросишь пить - и ноги поправятся, - бросает кто-то из персонала с усмешкой. Михаил смущенно отворачивает коротко стриженую голову.

Вопрос "Какие ваши планы на будущее?" не застигает 64-летний бродягу врасплох. Он уже знает, чего хочет. 

- Паспорт надо выправить, - не торопливо и с достоинством рассуждает бывший заключенный, и добавляет мечтательно. - И с пенсией надо что-то решать.

Какая-нибудь пенсия - заветная мечта для обитателей Центра. С пенсией они - инвалиды, одинокие старики - могут рассчитывать на место Доме старости. Но, как выяснилось, попасть туда хотят не все: там придется часть пенсии отдавать государству. В социальном Центре можно получать все те же услуги и ни за что не платить.

- У нас был такой, - вспоминает Елена Мелихова. - Мы ему то ли 15, то ли 16 путевок сюда выписали. Оказали все услуги, пенсию ему помогли оформить. А потом передали его в дом престарелых. Так он потребовал вернуть его обратно к нам! Говорит, я не отдам ни копейки государству, заберите меня отсюда!

Об отношениях постояльцев с ними и друг с другом сотрудники центра говорят расплывчато - "всякое бывает". Потом поясняют: некоторые бывалые "клиенты" пытаются внедрить в социальном учреждении тюремные стандарты взаимоотношений, из-за чего здесь случаются скандалы и прочие неприятные инциденты.

книга.jpg
На тумбочке у бывшего "зэка" Михаила - детективы и записка с именем-отчеством заведующей: уважает

- Я сам из Константиновской, - вдруг вспоминает он, хотя раньше, по словам персонала, просился в Зверево, и говорил, что есть там у него какая-то "Рая". - Родных никого нет. А деньги у меня есть, мне подавали хорошо на Московской, 72. Мне еще товарищ один должен 500 рублей. Даже специальность у меня есть - закройщик верхней одежды. На зоне получил.

Елена Мелихова, которая по совместительству еще и депутат Гордумы, говорит, что очень нужны изменения в законодательство.

- Надо что-то делать с социальным иждивенчеством. К сожалению, это имеет место быть. Например, необходима норма, по которой человек, который получил весь спектр услуг,  не имеет права возвращаться в Центр хотя бы в течение года. Это должно хоть как-то стимулировать их к возвращению в нормальную жизнь. Хотя это очень сложно: три года на улице - и человека уже крайне трудно спасти, у него изменяются жизненные ориентиры и приоритеты. Происходит деформация личности. У нас по Сельмашу бродит женщина. Несколько лет бродит, ночует у нас в подъезде иногда. Я ей говорю: пойдемте. Накормим, поможем, тепло. Она говорит: я не хочу, я бомж по призванию. Просто есть разные ситуации у людей, и кому-то действительно нужна помощь, а кто-то просто хочет зиму пересидеть в тепле, - говорит директор.

Елена Филоненко тут же приводит свежий пример:

  - Буквально вчера вот вернулся, - объясняет она. - Он у нас в прошлом году оказался. Молодой парень, чуть за тридцать, родители умерли. Инвалид. Начали помогать. Документы сделали, инвалидность - справили. Через благотворителей договорились отправить его на учебу. Для этого надо было добыть его аттестат. Просил нас: "Помогите! Я учиться хочу, жить нормально хочу!" Психологи с ним работали. Все помогали. Чтобы  всё успеть, несколько раз продлевали ему проживание здесь. Вроде все получилось. Пенсию получил, поехал устраиваться на учебу. И вот вчера - явился. Оказывается, как только получил деньги, сняли с друзьями квартиру посуточно, пригласили "девушек". Утром проснулись после клофелина - ни девушек, ни денег. Плакал, просился обратно. Жалко. Придется все по новой начинать.

журналы на тумбочке.jpg
Мечты о свободной жизни без обязательств не покидают постояльцев Центра

В Центре, рассчитанном на 100 человек одновременного пребывания, трудится... почти сто человек. Максимальная сумма, которое государство готово потратить на каждого попавшего сюда бездомного - 96 тыс рублей. Это стоимость той самой одной "путевки", и таких "путевок" в жизни бездомного может быть несколько.  

- По идее мы должны сейчас сказать тому молодому человеку: друг, ты получил весь спектр услуг, государство потратило на тебя столько денег! Возьми уже наконец свою жизнь в свои руки! Но мы знаем, что вот так скажем ему, и он опять окажется на улице. И всё будет зря. Поэтому - что поделать? - берем обратно, оформляем, спасаем, - говорит Елена Мелихова. - Но с этим надо что-то делать.

библиотека.jpg

Несмотря на почти идеальную чистоту в коридорах, строгие графики уборок и горшки с цветами на подоконниках, в коридорах Центра стоит тяжелый тюремный запах - его трудно описать, но, однажды почувствовав, потом легко узнавать при встрече. Откуда? На окнах нет решеток, душевые комнаты открыты, здесь никто никого не держит и тяжелые железные двери запирают лишь кабинеты заведующей и персонала. Скорее всего, это запах человеческого горя, одиночества и страха, и постояльцы приносят его с собой как улитка - свой панцирь. Это и есть их дом. 

центр.jpg 

фото и текст
Елена Романова

Новости на Блoкнoт-Ростов-на-Дону
  Тема: О тебе, Ростов  
Ростовбомжиприют
0
0

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое