Ростов-на-Дону Четверг, 25 апреля
Общество, 15.05.2020 07:19

«Никто меня не будет беречь, спасать, и забудут, как звали»: главврач РОКБ Вячеслав Коробка о работе медиков в условиях пандемии


Для борьбы с коронавирусом в Ростовской области должно быть создано 2664 койки — так посчитали в Москве. Теперь из системы здравоохранения области выведено более 15% коек, отменены плановые операции, часть врачей осталась без работы, другая — направилась на переобучение. Потому что — и это еще одна проблема отрасли — в критический момент начал сказываться дефицит врачей так называемых высокорисковых специальностей: анестезиологов-реаниматологов, хирургов. 

В девятиэтажном корпусе Ростовской областной клинической больницы вентиляционные выходы тщательно заклеены скотчем, а пластиковые пеналы сплит-систем затянуты черным целлофаном — таковы требования системы безопасности при создании госпиталя для коронавирусных больных. Как медики в противочумных костюмах, масках, перчатках будут в ростовскую жару работать в таких условиях?

— Я не знаю,  — пожимает плечами главный врач РОКБ Вячеслав Коробка.

РОКБ.jpg
В случае негативного развития событий третий ковидный в Ростове будет открыт на базе РОКБ. Фото «Блокнот Ростов»

В бывших операционных — койки и аппараты искусственной вентиляции легких, некоторые проработали уже довольно много лет. Что поделать — мобилизация.

— У нас современных аппаратов было 70 с лишним штук, 20 — передали «федералы», к концу мая получим аппараты для неинвазивной вентиляции легких, а к началу июня — еще несколько аппаратов ИВЛ экспертного класса,  — рассказывает Вячеслав Коробка.

У его больницы была возможность отказаться от перспективы открытия «ковидного» госпиталя: на базе РОКБ работает региональный сосудистый центр, где операции и не будут прекращаться — его переведут в отдельно стоящее здание. Инсульты и инфаркты никуда не делись из-за пандемии, правда, говорит известный хирург, работы у его коллег стало меньше.

— Людей с ишемической болезнью сердца посадили дома — нервных ситуаций нет, давление не подскакивает, на работе никто психику не подрывает — вот и стало меньше. Самоизоляция сократила число болезней, связанных с образом жизни. У меня за сутки челюстно-лицевые хирурги сейчас принимают 2-3 человека. А когда все доступно было, было по 30 человек. Сейчас некому бить друг другу «пятак»,  — смеется доктор. — Количество травм сократилось вместе с количеством ДТП. В апреле мы по санавиации забрали всего троих человек, а обычно сосудистые и нейрохирурги — это самые выездные бригады, мотаются чуть ли не каждый день. Нейрохирургическое отделение по нормативке должно быть 8 хирургов, а у нас — 13, потому что все время в пути.

Коробка В Л.jpg

Главный трансплантолог Ростовской области - главврач РОКБ Вячеслав Коробка . Фото «Блокнот Ростов»

Отчасти потому, что в РОКБ собрано такое количество высококлассных врачей Вячеслав Коробка и согласился закрыть часть больницы, отдав ее под ковидный госпиталь. Где, если не здесь? Ведь госпитализируют только тех больных, кому жизненно важно находиться рядом с аппаратами искусственной вентиляции легких — такова уж смертельная особенность этого вируса.

И то, что реанимации в ковидных госпиталях Ростова сейчас заполнены всего на 4%, Вячеслав Коробка списывает на особенность территории, а не на лояльность вируса.

— У нас в основном все случаи — завозные,  — объясняет он. — Вспышек почти не было. Да, свадьба в Батайске, куда съехалось 250 человек со всей страны. Как их упустили — непонятно. Почему соседи молчали? Неужели никто не видел? Они что — в балке где-то праздновали, в подвале? Или ситуация с возвращением вахтовиков в Донецк. Более тысячи человек вернулись. Надо же было перед вылетом предупредить региональные власти что ли. .. А здесь их бы надо было разместить на карантин, в пансионат какой-нибудь.

Идею с введением тотального карантина, о котором так много говорят критики властей, главный врач РОКБ считает нереализуемой:

  — Эта эпидемия не похожа ни на одну эпидемию особо опасных болезней, с которыми мы сталкивались раньше. В области уже была и сибирская язва, и холера, и чума, и туляремия, и крымская геморрагическая лихорадка. Но это все случаи, когда человек заражается быстро, инкубационный период небольшой, он далеко уйти не может, очаг возникновения легко оцепить и контролировать. Для лечения хватит 30 коек районной больницы: бокс запечатают, территорию обработают. Те же клещи — переносчики — они ведь не нападают массово, не могут они сразу пол-Ростова покусать, правда? А как локализовать очаг при нынешней системе авиасообщений, когда носители залетают к вам с разных сторон? Это только оцепить регион и оставить один проход где-нибудь в Ремонтненском районе. Пусть идут, а мы будем с каждым разбираться. И то: «пистолет» ко лбу для измерения температуры — это профанация, потому что человек может абсолютно нормально себя чувствовать и уже быть распространителем. Как его вычислить?

РОКБ вентиляция.jpg

Вентиляция в палатах будущего ковидного госпиталя заклеена - таковы требования безопасности. Фото «Блокнот Ростов»

  Известный хирург, главный трансплантолог области Вячеслав Коробка много общается с коллегами, в том числе и зарубежными. В разгар эпидемии в Европе получил важный совет — не ориентироваться на данные тест-систем, они часто ошибаются, а в результате врачи теряют драгоценное время для спасения больного. Вот и в РОКБ теперь основное внимание — на результат компьютерной томограммы. В больнице работают три томографа, через которые проходят госпитализируемые. При малейших признаках вирусной пневмонии — главной попутчицы nСov-19 — больного отправляют в отведенные для пневмоний больницы.

Но «до войны» 93% пациентов РОКБ проходили через операционные, здесь проводится большинство высокотехнологичных операций в регионе. Отказать в получении специализированной помощи инфицированному больному — при том же инсульте или инфаркте — медики не смогут, поэтому здесь все морально готовы к появлению коронавируса.

 Стопроцентной гарантии не имеет никто. Если даже «гиганты» в Москве не избежали заражения,  — говорит Вячеслав Коробка, имея в виду факты выявления коронавируса в крупных федеральных медицинских учреждениях Москвы и Санкт-Петербурга. — Закрыть нас, как и БСМП, не имеют права. Обработают помещения, кого-то на карантин отправят, и продолжим.

В приемных — коробки с противочумными костюмами, маски, перчатки. Повсюду санитайзеры. Областная больница уже разделена на чистые, условно чистые и грязные зоны. Главврач показывает: «Сюда заходят, здесь будут переодеваться, потом через эти шлюзы — в грязную зону»...

Но он все равно считает, что изымать из системы ростовского здравоохранения 15% коек под ковид — преждевременно. Пока это действительно выглядит как маневры танковой дивизии перед отрядом партизан: в госпитале ЦГБ, рассчитанном на 450 коек, лежит 101 человек, из которых в реанимации — 14 человек, 9 — подключены к ИВЛ; в МБУЗ «Городская больница № 20» (на 500 коек)  — 35 пациентов, 6 — в реанимации, 3 — на ИВЛ.
При этом в городе отменены сотни плановых операций, 20-ая больница на 1000 коек фактически закрыта, ее нагрузка распределена между остальными больницами, включая РОКБ, но и та уже готовится перейти на «военное положение».

РОКБ В Л Коробка в операционной.jpg

Вячеслав Коробка показывает подготовленные к приему коронавирусных больных палаты. Фото «Блокнот Ростов»

Решение открывать второй ковидный госпиталь, когда и первый-то заполнен едва на 10% Вячеслав Коробка считает спорным.

— Закрывать больницы такого масштаба, как «двадцатка», на мой взгляд — преждевременно. Но это распоряжение федерации. И если ты не отчитаешься, что у тебя готово 2664 койки — то можешь остаться без работы. Вплоть до уровня руководителя региона. Условия жесткие, и они выставлены не только местными чиновниками. Это не секрет. Как надо было вводить? Поэтапно. По мере наполнения стакана. Если стакан полон наполовину или на четверть — какой смысл пачкать другую посуду? По-хорошему, надо было сначала количество больных определить, а этапность — в зависимости от мониторинга ситуации,  — рассуждает врач.

Все потому, что в основу расчетов федерального центра изначально была заложена ситуация Москвы, где эпидемия начала развиваться стремительно, объясняет главврач. Что не удивительно при такой плотности населения и работе общественного транспорта.

  — Вы обратите внимание, где больше прирост и больше беда? Там, где есть метро или пригородные электрички. Люди ездят туда — сюда каждое утро. Есть метро, где поезда не имеют разделения на вагоны. Заходит ковидный больной в первый вагон — и до последнего вагона «продувает» всех. Никакая маска вас не спасет,  — рассказывает медик. — В Ростовской области все идет по более мягкому сценарию. Нельзя переносить московские условия на Ростов, это неправильно. У нас есть хутора, где люди особенно никуда не ходят и не стремятся.

Но — приказ есть приказ — и РОКБ сейчас готовится стать госпиталем. Из 1700 сотрудников 1006 человек написали согласие работать с коронавирусными больными. Главная проблема сейчас — где найти достаточно специалистов, способных проводить искусственную вентиляцию легких.

По данным регионального штаба по борьбе с коронавирусной инфекцией, 30 апреля на базе ростовского медуниверситета подготовлена первая партия специалистов — для этого ростовский минздрав изменил ряд регламентов, разрешив врачам после переподготовки ассистировать анестезиологам-реаниматологам.

  Проще всего переподготовке поддаются врачи хирургических специальностей, говорит главный врач областной больницы. Именно поэтому, управляя, по его мнению, высококлассной командой хирургов и анестезиологов, он согласился открыть на базе РОКБ самый крупный ковидный госпиталь в регионе — на 670 коек.

— Открыться могу хоть через два дня, но, по-хорошему, мне надо еще недели две,  — рассуждает он. — Такие госпитали вообще целесообразно открывать на базе только двух больниц — нашей и 20-ки, они построены по проектам гражданской обороны для работы в условиях ЧС — и при незначительных вложениях могут работать полностью автономно. Мы сейчас усиливаем наш прачечный блок (врачи в госпитале будут пользоваться многоразовыми костюмами — они лучше себя зарекомендовали в других госпиталях, чуть раньше пояснил главврач — прим. Автора). Медицинские отходы утилизируем сами — ничего не должно отсюда вывозится. Хорошо бы еще свои очистные...

РОКБ врачи.jpg
Врачи РОКБ сейчас проходят переподготовку для работы в реанимационных.  Фото «Блокнот Ростов»

Большую часть рабочего времени ведущий трансплантолог области проводит в организации сооружения перегородок для обустройства шлюзов, дополнительного оборудования. Власти поняли, что закупить все необходимое привычными путями — через минздрав и бесконечные конкурсы — вовремя не получится. Поэтому руководителям медицинских учреждений расширили полномочия. Чему не все рады.

— Вот смотрите: есть разница — вентилировать больного, когда у него здоровое легкое. По объему вентиляции: установил сколько литров в час — и качай. А когда легкое — наполовину и ткани непрочные — его по объему не покачаешь. Объем легкого — примерно 3 литра, часть отпала на воспаление. Сколько осталось? А вы ему три литра выставите. Воздушный шарик может лопнуть. Или будет травма, или здоровое легкое начнет давить больное и не даст ему выздороветь. Так вот. Режимы вентиляции легких есть только на аппаратах экспертного класса. А те, что есть в большинстве больниц, они нужны для проведения операций, самые обычные. У нас есть такие аппараты, но сейчас их надо больше. Раньше такой аппарат от «Mindray» (китайский производитель медицинского оборудования, - прим. ред) стоил порядка 5 млн рублей, сейчас поставщики просят за него до 15. Да, мне сейчас дали право в течение 30 дней платить напрямую, но начальную цену я должен формировать, исходя из прошлогодних контрактов — понимаете? А ситуация изменилась, курс доллара — тоже. И найди еще попробуй эти аппараты на рынке. Знаете: кому — война, а кому — мать родна, - говорит главврач.

Как выполнить эти требования и не оказаться за решеткой — об этом тоже ведущий трансплантолог Ростовской области вынужден теперь думать постоянно:

 Я — ответственный за закупку, на меня кинули миллионы рублей. А я как закуплю, если на рынке этого нет. Я вынужден купить задорого, выполнить предназначение, как главный врач, а потом — когда фанфары отгремят, закончится эпидемия, я куда по нынешним законам? Никто меня не будет беречь, спасать, и забудут, как звали. Сегодня так устроен мир. И я не буду нарушать закон. Как прописано — так я пойду. Но если я не нарушу закон — я куплю к нужному времени оборудование? Не уверен.

По этой же причине, говорит Вячеслав Коробка, анестезиолога для своего кардиохирургического центра он искал. .. 6 лет. Напуганные прессингом со стороны силовых структур, молодые медики в последнюю очередь решаются связать свою судьбу с профессиями, требующими ежедневного, ежечасного риска. Вот и сейчас, когда страна столкнулась с невиданной ранее угрозой, эта особенность времени дала о себе знать самым жестоким способом.

— Медуниверситет врачей выпускает много, но на рискованные специальности не идут. Потому что лучше на ультразвуке в частном центре день «покрутить», написать что-нибудь от фонаря — и ни за что отвечать не надо. Вне опасности, в 4 часа домой. А заработки такие. .. ,  — объясняет главврач. — А вот рискованные специальности, где каждый день отвечаешь головой — в них молодежь не идет. Не можем их набрать, дефицит анестезиологов везде — колоссальный. Они приходят к нам, месяц-два и — нет, это тяжело, рисково, я лучше пойду на холециститы, простые наркозы давать. Как найти специалиста, готового давать наркоз людям с больным сердцем? Такие специальности — это спецназ.

РОКБ реанимация.jpg
Молодые врачи не спешат осваивать рискованные специальности из-за потока уголовных дел. Фото «Блокнот Ростов»

В "спецназ" молодые медики, по словам Вячеслава Коробки, не идут, потому что их работу зачастую оценивает не профессиональное сообщество, а следователи по имеющимся порядкам и стандартам. В то время как в других странах давно найдены иные, не уголовно-правовые механизмы контроля за качеством работы медиков и наказания — другие: страховые компании выплачивают компенсации пострадавшим, врач лишается лицензии, так и регулируют.

— Есть ситуации, когда надо рискнуть сделать сложную операцию и спасти пациента. Но тот, кто мог бы сделать больше — боится. Потому что если неудача, жалоба родственников — за тобой придут. Зачем рисковать? Все стараются делать только на 100% выверенные операции. А если вдруг надо будет делать сложную — сошлются, что рабочий день кончился, домой надо. Так будет. Те, кто мог бы сделать больше — боится, отойдет с сторонку, не будет напрягаться на полную катушку. Потому что чревато проблемами. И потенциал человеческий, который можно было бы на полную катушку использовать, не будет раскручен. Потому что он всегда будет оглядываться — как бы чего не вышло. .. Это вымывает людей из профессии. Подготовить кардиохирурга — это 15 лет надо. Очень скоро мы пенсионеров будем искать, чтобы они нас оперировали. И завтра вы хирурга будете по всей области искать, чтобы вам сделали эту операцию,  — говорит известный хирург.

Аналогии с Великой Отечественной напрашиваются сами собой: тут тебе и командование боями из центра за тысячу километров от театра боевых действий, и поредевший от репрессий командный состав, и добровольцы, каждый день рискующие собой без нормальной экипировки, и мародеры, и ежедневные сводки потерь. По данным на 14 мая в Ростовской области 25 человека умерло с диагнозом ковид, 578 выздоровело, всего случаев заражения — 2111. За сутки новых случаев было выявлено 78 — это число снижается последние два дня. Специалисты Южного федерального университета заявили, что математически определили, когда заболеваемость ковид-19 в регионе достигнет пика — случится это, по их мнению, 28 мая. Что будет после этого — не знает никто. Но медики очень надеются, что так, как было — больше не будет никогда.

Елена Романова, специально для «Блокнот Ростов»

Присылайте свои новости, фото и видео на номер +7 (908) 510-40-41 (Viber, WhatsApp). Звоните, если попали в сложную ситуацию и не получили помощи от чиновников. 

Подпишитесь на нашу группу в Instagram. Наш сайт в соцсетях: ОдноклассникиFacebookВКонтактеTelegram.  

Новости на Блoкнoт-Ростов-на-Дону
  Тема: Коронавирус в Ростове  
коронавирусРОКБКоробкаковид
30
1