Ростов-на-Дону Воскресенье, 17 октября
Общество, 13.10.2021 07:30

Муж погибшей от коронавируса медсестры из Ростова-на-Дону не может добиться страховых выплат с 2020 года

Муж погибшей от коронавируса медсестры из Ростова-на-Дону не может добиться страховых выплат с 2020 года

Муж погибшей от коронавируса медсестры из Ростова-на-Дону не может добиться страховых выплат с 2020 года. Фото: Семейный архив Журкиных

Следственный комитет Ростова-на-Дону уже дважды отказал Алексею Журкину в возбуждении уголовного дела в отношении БСМП № 2. И главным мотивом, по которому мужчина продолжил обращаться в следственный отдел, остается смерть его жены. Светлана Журкина работала в скорой помощи, а в ноябре 2020 года скончалась от коронавируса. Казалось бы, у её мужа есть все основания предполагать, что женщина заразилась инфекцией на рабочем месте, спасая жизни других людей в период пандемии. Однако Роспотребнадзор пришел к выводу, что медсестра заразилась где угодно, но только не в больнице.

По последним данным, которые были опубликованы в «списке памяти», на 2021 год среди погибших от коронавируса врачей в Ростовской области насчитывается 49. Из них 19 медицинских работников из Ростова-на-Дону. По информации управляющей ростовским региональным фондом социального страхования Татьяны Рагель, в Ростовской области коронавирусом на рабочем месте официально заразились 30 врачей. Об этом она сообщила на региональном штабе по борьбе с коронавирусом 2 августа 2021 года. Это же количество медицинских работников умерло с осени 2020 года. Каждая семья получила по 2,7 млн рублей. Получается, что порядка 20 врачей просто не попали в список «заразившихся на работе». В это число вошла и Светлана Журкина, чей вдовец не теряет надежды доказать свою правоту.

Согласно документам, который предоставил Алексей Журкин, его жена Светлана работала операционной сестрой в БСМП № 2 в Ростове-на-Дону с сентября 1989 года. В разгар пандемии женщина не испугалась опасной болезни и продолжила помогать другим людям на своем прежнем месте. Однако в конце октября 2020 года медик почувствовала себя плохо. Как раз на это время пришелся пик распространения коронавируса. Официально диагноз Covid-19 у нее подтвердился только к 5-му ноября. Из-за чего после смерти Светланы у мужа возникли проблемы с доказательствами для возбуждения уголовного дела.

bsmp1.jpg

Женщина скончалась 7 ноября 2020 года. В справке о смерти говорится, что она умерла от коронавируса. Кажется, что этот случай попадает под указ президента РФ («О предоставлении дополнительных страховых гарантий отдельным категориям медицинских работников»), когда после смерти медработника, государство должно выплатить его родственникам 2,7 млн рублей. Но когда Алексей потребовал компенсации, ему сказали, что Светлана не могла заразиться на работе.

И хотя Алексей Журкин добился прокурорской проверки ещё в 2020 году, процесс тянется до сих пор. Мужчина уверен, что его жена заразилась на работе, поскольку никаких экспресс-тестов пациентам не делали. Врачи узнавали о болезни постфактум, когда уже какое-то время контактировали с зараженными.

В документах за 5 июля 2021 год, которые предоставил Алексей Журкин, заместитель главного врача МБУЗ «ГБСМП» Ростова-на-Дону Елена Толстая утверждает, что фактов заражения коронавирусом на рабочем месте умерших работников не было выявлено. Однако в самой больнице все же находились больные, которые могли распространить инфекцию.

Бывшая сотрудница БСМП № 2 рассказывала о том, что с марта 2020 года многие отделения закрывались на карантин из-за того, что в них побывали зараженные пациенты, а затем болезнь распространилась на медперсонал.

— Не хватало масок. На всю смену выдавали всего две штуки. Вообще по правилам работы, необходимо каждому пациенту приходить в новой маске. Для нас это был риск, когда ты идешь к больному с затрудненным дыханием и не знаешь отчего это у него, — об этом говорила женщина изданию «Новая газета».

Алексей Журкин рассказал изданию «Блокнот Ростов», что средств защиты в БСМП № 2 действительно не хватало на тот период. Он говорил, что его жена самостоятельно шила маски, чтобы хоть как-то себя обезопасить.

У Алексея нет сомнений, что его жена заразилась на рабочем месте. Он подхватил инфекцию в октябре 2020 года, как раз в тот момент, когда и его жене стало плохо.

— 26 октября я почувствовал себя нехорошо и сразу позвонил Свете. Я описал ей симптомы. Она сказала, что это оно. Света мне говорила, что на работе муж сотрудницы заболел коронавирусом и его госпитализировали, — сообщает Алексей.

По словам мужчины, Светлана пыталась взять больничный на работе, поскольку контактировала с зараженными. Однако ей отказали в этом и отправили на работу.
На следующий день Алексей отправился в поликлинику сдавать тест, а 28 октября ему сообщили о положительном результате и продиктовали схему лечения. Светлана вместе с мужем решила лечиться по этой же схеме. Однако ее состояние резко ухудшилось 2 ноября, и женщина сделала КТ. Снимок показал поражение легких — более 50 процентов. Ее забрали в 20-ю больницу и через четыре дня она скончалась.

Алексей Журкин привел еще один довод, согласно которому его жена могла заболеть Covid-19 на рабочем месте. Он рассказал, что защитные костюмы для врачей появились только летом 2020 года. К тому же, маски и респираторы сотрудники больницы покупали за свои деньги. За работу с больными коронавирусом медработникам никто не доплачивал. Сам главврач БСМП № 2 утверждал, что никаких ковидных больных у них нет, поэтому платить зарплату больше никто не собирался. Об этом написали в «Новой газете».

В случае со Светланой, в медучреждении никто не хотел признавать, что ее заболевание связано с профессиональной деятельностью. Поэтому пакет документов направили в Центр профпатологии ГБУ РО «ЛРЦ № 2» для проведения расследования связи заболевания с профессией.

В «ЛРЦ № 2» пришли к выводу, что в БСМП № 2 медсестра заразиться не могла. Основанием стало то, что датой проявления ковида было не 26 октября, когда женщина почувствовала себя плохо, а 2 ноября — когда ей официально поставили диагноз. Ну, а в официальном ответе МБУЗ «БСМП ГБСМП» говорится, что в период осуществления трудовой деятельности с 18 по 25 октября 2020 года Светлана Журкина не оказывала медицинскую помощь пациентам с установленной коронавирусной инфекцией, поэтому факт заражения Covid-19 не подтвержден.

bsmp2.jpg

Алексей настаивает, что Роспотребнадзор намеренно скрывает свои настоящие расследования. В ведомстве, имея доступ к данным о всех заражениях, никто не говорит, кто из медицинского персонала, будучи контактным, ходил на работу в БСМП № 2. И даже после проверки следователем Вагабовым той самой санитарки, у которой муж чувствовал недомогание, выяснилось, что никаким коронавирусом семья не болела.

Никто из коллег Светланы теперь не общается с Алексеем. Все быстро решили, что муж хочет нажиться на смерти жены. Однако аналогичная ситуация сложилась и после смерти травматолога-ортопеда из БСМП № 2 Олега Рыжкова. Его семья проиграла процесс в Ленинском суде. В таком же положении оказались родственники умершего врача скорой медицинской помощи подстанции № 2. Естественно, в возбуждении уголовного дела по факту проведения Роспотребнадзором некачественного расследования с использованием, как полагает Алексей Журкин, подложных документов ему отказали.

Стоит отметить, что после смерти Светланы, руководство БСМП № 2 решило изменить условия трудового договора медсестры. В частности, как следует из общего положения трудового договора за 27 декабря 2017 года, она имела полное право получать доплату в виде 15%, поскольку работа официально признана вредной (3 класс, 2 степень опасности). Также в документе говорится, что менять после смертельного случая в одностороннем порядке условия труда, при которых работал умерший, является должностным преступлением. До смерти заключение о вредности было закреплено за медсестрой. После смерти жены, как сообщил Алексей, работодатель провел оценку условий труда Светланы на предмет их вредности и изменил их.

bsmp3.jpg

— Супруга проработала в этой должность с 1989 года по 2012 год и ушла на пенсию в 2013 году. После чего она продолжила работать на том же месте. Согласно трудовому договору, нельзя менять условия труда по вредности, можно только увеличить дополнительные выплаты, — уточнил Алексей.

Недавно, 7 октября 2021 года, Алексею снова сообщили, что в Советском районном суде должны возбудить уголовное дело. К удивлению мужчины, по статье 124 уголовного кодекса РФ, как неоказание медицинской помощи. Следователь постановил провести «сложную медицинскую экспертизу». Согласно материалам, перед экспертами встали вопросы: каким заболеванием страдала Светлана при поступлении в 20-ку, правильно ли и своевременно был установлен диагноз, имеется ли причинно-следственная связь между действиями или бездействиями МБУЗ «ГБ № 20 Ростова-на-Дону». Вдовец не понимает, причем здесь 20-я больница, когда претензии он предъявлял Роспотребнадзору, а также руководству БСМП № 2. Через некоторое время Журкин обратился в следственный комитет. В возбуждении уголовного дела ему все-таки отказали.

На днях, бывший заведующий реанимацией 20-й больницы Борис Розин рассказал редакции «Блокнот Ростов», как проходила подготовка горбольницы № 20 к открытию ковидного госпиталя. Врач объяснил, что в апреле 2020 года отделение реанимации освободили от больных, у которых не был выявлен коронавирус. По словам Розина, на тот момент от Роспотребнадзора стали поступать безумные рекомендации. Например, запечатать все окна скотчем, вентиляцию затянуть пленкой и полностью убрать жалюзи. Врач отметил, что эти действия мешали работе в условиях адской жары — пациенты были с высокой температурой, а врачи задыхались в спецкостюмах.

Также Розин рассказал, что в апреле в больнице не было ни коек, ни необходимого оборудования. Первые дыхательные аппараты в 20-ку поступили только через семь месяцев после начала работы ковидного госпиталя. Затем только открыли отделение инвазивной и неинвазивной вентиляции легких. Врач объяснил, что его назначили заведующим отделения на 110 коек, но по-настоящему оснащенных у него их было около 20. В итоге ковидный госпиталь открыли только 3 мая. Как отмечает Розин, и тогда ничего еще не было готово к приему больных.

Евгений Карабак

Присылайте свои новости, фото и видео на номер +7 (938) 107-87-80 (Viber, WhatsApp). Звоните, если попали в сложную ситуацию и не получили помощи от чиновников. 

Подпишитесь на нашу группу в Instagram. Наш сайт в соцсетях: ОдноклассникиFacebookВКонтактеTelegram.

Новости на Блoкнoт-Ростов-на-Дону
КоронавирускомпенсацияБСМП №2Ростов-на-Дону
0
3
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое

r1