Ростов-на-Дону Суббота, 04 февраля
Общество, 22.07.2022 09:00

На суде по делу Быковской свидетель рассказала, как минздрав Ростовской области заключал контракт на вывоз медотходов

В Кущевском районном суде Краснодарского края 21 июля состоялось второе заседание по уголовному делу экс-министра здравоохранения Ростовской области Татьяны Быковской и ее заместителя Станислава Беседовского. В этот раз в ходе судопроизводства были допрошены один из потерпевших — представитель компании «Экоменеджмент», а также свидетельница — Людмила Васильева (бывшая начальница отдела закупок РОКБ № 2). Со слов последней удалось выяснить некоторые подробности о заключении контракта минздравом на утилизацию медотходов.

С вопросами к Людмиле Васильевой обратилась прокурор отдела государственных обвинителей прокуратуры Ростовской области Дина Даниелян. На допросе экс-начальница отдела закупок пояснила, что в 2017 году занималась организацией аукционного процесса. Находилась в подчинении женщина у главврача РОКБ № 2 на тот момент Натальи Домашенко, через которую ей и поступали все приказы от минздрава донского региона.

Так, в мае 2017 года на РОКБ № 2 была возложена обязанность по организации совместной (централизованной) закупки по утилизации медотходов класса Б. Ко всему прочему, такая обязанность вменялась также городской больнице № 20 Ростова-на-Дону, дому ребенка № 4 Ростова-на-Дону и городской больнице скорой медицинской помощи Новочеркасска.

— Минздрав Ростовской области выпустил такой приказ, где было сказано, что РОКБ № 2 и ряд медучреждений являются организаторами закупок для нескольких подведомственных учреждений минздрава региона, — ответила на один из вопросов прокурора Людмила Васильева.

По ее словам, указания давал заместитель министра здравоохранения Станислав Беседовский. По крайней мере, так Людмиле Васильевой говорила главврач медучреждения Домашенко.

Гособвинитель, обращаясь к материалам показаний Васильевой, попросила подробнее рассказать о совещаниях, которые проводились минздравом региона по поводу закупок. В частности, о том, кто был на них приглашен и какие вопросы решались в ходе встречи.

— Самое первое совещание состоялось в конференц-зале минздрава Ростовской области. Пригласили меня, главврача Наталью Домашенко, также были и представители других лечебных учреждений, которые были перечислены в приказе. Присутствовали Беседовский, начальник отдела централизованных закупок минздрава региона Козлова Елена Николаевна, еще кто-то был из министерства. Нам было озвучено, что грядет такая глобальная закупка, что 2017 год — объявлен годом экологии, и стартует масштабный проект. Кто проводил совещание я не помню. Был это Станислав Григорьевич или Елена Николаевна — не знаю! Решения как таковые не принимались. Нас просто ставили перед фактами, — пояснила свидетельница.

Не смогла ответить Людмила Васильева на достаточно наводящие вопросы прокурора. Адвокат Лысенко, защищающая интересы Беседовского, два раза просила судью не задавать их. В третий раз в этом он ей отказал. Гособвинителю все же удалось настоять на своем — она попыталась выяснить, говорилось ли на совещании о том, что процессом закупок будет управлять именно Беседовский.

— Главврач РОКБ № 2 говорила выполнять все указания, которые поступят от министерства. Если конкретно Беседовский или кто-то еще, сейчас я вам не отвечу на этот вопрос, — ответила прокурору Васильева.

Также в ходе допроса Людмила Васильева рассказала о том, как проходили закупки. Она отметила, что в ходе формирования документации, она меняла информацию об объемах финансирования, вывоза отходов, о том, сколько было необходимо инвентаря и т. п. Докладывала об этом Козловой. Это, по ее словам, вызвало недовольство у Беседовского.

Исходя из слов Васильевой, ей пришлось это сделать из-за того, что уже действующие поставщики на ходу меняли все эти показатели. А времени на долгое согласование документов с минздравом не было — работа по утилизации отходов должна быть бесперебойной.

— Когда я изначально собирала информацию по организациям, которые оказывали услуги по уборке медотходов, у них был заявлен один объем. Затем все резко поменялось. После того как я начала формировать закупочную процедуру, я увидела, что там все ниже по объемам, чем было заявлено изначально. При этом возникла ситуация, когда контракты с подрядчиками подходили к концу. Но выброс отходов должен же нести бесперебойный характер! Вносить изменения в план-график у меня не было времени. Тогда еще, согласно нормам, нужно было ждать 10 дней после изменений, чтобы можно было опубликовать закупку. Я приняла решение выставлять извещение в том виде, в котором оно было. Вызывало это недовольство у минздрава и у ООО «Центр 100 Ростов-на-Дону», — пояснила Людмила Васильева.

Прокурор Дина Даниелян попросила у свидетеля рассказать о дальнейших совещаниях, которые проводились в минздраве. Так, на втором и третьем, по словам Васильевой, уже находились представители организаций, которые готовы были предоставить услуги по уборке медотходов — в частности, ООО «Центр 100 Ростов-на-Дону».

— Были и представители больниц, заказчики, минздрав РО… «Центр 100» представлял Виктор Сагал. Была некая Якупова, которая работала в Роспотребнадзоре (ее так представили). Почему-то в минздраве назвали их инвесторами. Дали понять, что с ними будет заключен контракт. Опять же, кто конкретно говорил это, не помню за давностью лет, — отметила свидетель.

И снова почти наводящий вопрос прозвучал от прокурора: в ходе совещания, велись кем-либо разговоры, что эта организация ООО «Центр 100 Ростов-на-Дону» должна победить?

— Разговоров не было о том, что он должен победить. Были разговоры о том, что он должен уже работать по контракту, который заключен. Нам их представили, как конкретных исполнителей будущего договора, — пояснила женщина.

Вновь опираясь на показания Васильевой, прокурор попыталась выяснить, обсуждал ли минздрав на совещании вопрос о срочном заключении договора каждого медучреждения с «Центр 100» без проведения конкурсных процедур.

— Разговоры были, что-то вроде: «да, давайте заключим в пределах 100 тыс рублей». Доходило до того, что даже мне сам Виктор Сагал говорил: «А чего вы? Расторгните договоры с уже имеющимися подрядчиками и с нами заключите». Но дело в том, что мы заключили контракты за 18-20 руб/кг, а у них 150-160 руб. Разница существенная! — отметила свидетель.

В очередной раз гособвинитель подняла вопрос об отмене решений конкурсов из-за жалоб. У свидетельницы она спросила о том, происходило ли это в 2017 году. Только теперь без уточнения того, кто подавал жалобу.

— У нас было четыре таких организатора по всей Ростовской области, которые объявили конкурсы с участием различных заказчиков. РОКБ № 2, помню также что ГБ № 20. Вот на нее была подана жалоба в ФАС. Была информация, что главврача привлекли к административной ответственности за неверный способ выбора поставщика… Закончилось это все тем, что нужно было отменить закупки всех остальных. У нас произошло то же самое… Контракт с ООО «Центр 100 Ростов-на-Дону» был заключен уже без меня, — почти поставила точку Людмила Васильева.

Судья Бондарь обратился к стороне защиты обвиняемых Быковской и Беседовского. После чего адвокат Лапшов попытался «ужалить» вопросами допрашиваемую Васильеву. В частности его интересовало — общалась ли лично Васильева с Быковской по поводу закупок, а также поинтересовался договором, согласно которому якобы «Центр 100 Ростов-на-Дону» в течение трех месяцев бесплатно оказывал услуги РОКБ № 2.

— С Быковской о закупках не общалась… Договор, о котором идет речь, был видимо подписан не мной. Меня видимо к тому моменту уже не было в РОКБ № 2, — отметила свидетель.

В другой стороны попыталась подойти адвокат Тарасова, спросив понимала ли Васильева, что определять победителя аукциона до его реализации незаконно.

— Я его не определяла. Аукцион не проводила… Это незаконно, однозначно. Ну нам представили победителя «Центр 100». Я сделала все, чтобы провести конкурентную закупку — направила запрос в торгово-промышленную палату, в пять организаций, все желающие могли участвовать. Был выбор, — пояснила женщина адвокату.

Вступить в дискуссию с Людмилой решила и сама Быковская. В частности, экс-министр здравоохранения региона поинтересовалась: когда перинатальный центр выступал организатором торгов, присылал ли он техническое задание или его самостоятельно разрабатывала Васильева?

— Мы разрабатывали его самостоятельно. Вносили свои объемы, — кратко изложила Васильева.

Острый вопрос задал адвокат Ушаков. Он поинтересовался, почему Людмилу Васильеву отстранили от занимаемой должности. На что она ответила, что все произошло как раз на фоне скандалов с «Центром 100», к тому же ее действия были поставлены под сомнения Быковской. Васильева отметила, что она ушла по собственному желанию.

После этого адвокат хотел узнать, не было ли личной неприязни у экс-начальницы отдела закупок РОКБ № 2 к Быковской. Ответ и реакция были ожидаемыми. Васильева ответила, что ничего подобного не может быть. Сторона защиты начала громко смеяться. Судье пришлось повысить голос, чтобы успокоить «детский сад».

Буквально через пять минут адвокат Ушаков объявил, что ему срочно необходимо лететь в Москву — с пересадками в связи с беспилотным режимом в нескольких города Юга России. Он попросил перенести судебное заседание. Таким образом, процесс продолжится все в том же Кущевском районном суде, только 2 августа.

Напомним, Татьяну Быковскую и Станислава Беседовского обвиняют по статье 286 УК РФ — «Превышение должностных полномочий». Речь идет о сговоре минздрава, нескольких медучреждений и ООО «Центр 100 Ростов-на-Дону» при проведении закупок, которое выявила ФАС. Дело рассматривается в Кущевском районном суде Краснодарского края. Первое заседание прошло 7 июля. На нем Татьяна Юрьевна заявила, что вины не признает. Она действовала в рамках закона.

Евгений Карабак

Присылайте свои новости, фото и видео на номер +7 (938) 107-87-80 (Telegram, WhatsApp). Звоните, если попали в сложную ситуацию и не получили помощи от чиновников. 

Наш сайт в соцсетях: ОдноклассникиВКонтактеTelegramДзен


Новости на Блoкнoт-Ростов-на-Дону
Татьяна БыковскаяСтанислав Беседовскийсуд экс-министраЦентр 100
6
5
r1