Ростов-на-Дону Суббота, 25 мая
Общество, 13.07.2022 07:30

«Золотые» томографы, фейковые инвалиды, кислородные скандалы и мусор для своих: пять громких историй, связанных с экс-главой донского минздрава Быковской

В Кущевском районном суде Краснодарского края началось рассмотрение уголовного дела бывшего министра здравоохранения Ростовской области Татьяны Быковской. Следствие три года копалось в медицинском мусоре и наконец-то выдвинуло обвинение экс-чиновнице, которая 14 лет возглавляла донское здравоохранение и не раз оказывалась в поле зрения правоохранителей.

Суд над Быковской начался 7 июля. Перед началом слушаний Татьяна Юрьевна потребовала от журналистов, которые специально по такому случаю приехали в станицу за 60 км от Ростова, удалить все фотографии с ней, сделанные у здания суда. Следует отметить, что часть ростовских СМИ суд над экс-министром и вовсе проигнорировали — авторитет Татьяны Быковской, судя по всему, работает даже спустя два года после ее фактического ухода из правительства области.



Ее называли непотопляемой, потому что, придя на должность министра в 2004 году, Быковская не только смогла удержаться в турбулентности перехода власти от первого губернатора Владимира Чуба к московскому ставленнику Василию Голубеву. Можно сказать, что именно при Голубеве Татьяна Юрьевна продемонстрировала свои самые незаурядные способности.


Фото: правительство Ростовской области

Не врачебные — будущий министр здравоохранения с момента получения диплома об окончании Ростовского мединститута держалась в стороне от болеющих человеческих организмов. Биографы пишут, что она работала операционной медсестрой в БСМП-2, но по специальности она «врач-гигиенист», и ее первое место работы — санэпидемстанция в Багаевском районе. Потом — почти 10 лет заместителем главы района, после — областной фонд обязательного медицинского страхования, откуда через три года ее пригласили рулить донским минздравом.

«Хороший врач, способный помогать людям, никогда не променяет свою работу на чиновничье кресло. Так и получается по всей стране, что хорошими врачами руководят их не самые лучшие коллеги», — шутит по этому поводу одна из бывших коллег Татьяны Быковской.

«Между лечением людей и управлением больницей такая же разница, как между лететь в самолете и управлять самолетом. Каждый должен заниматься тем, что он делает хорошо», — оппонирует другой.

В ростовских медицинских кругах принято считать, что Быковская — как Сталин: приняла донское здравоохранение «с сохой» в виде разваленных больниц и физраствором на все случаи жизни, а оставила с «ядерной бомбой» в виде системы оказания высокотехнологичной помощи, которая, в разной степени, но все же доступна жителям региона. Насколько ей в этом помогли национальные программы «нулевых» и выросший в два раза бюджет области, обсуждать не принято.

Но куда больше заслуг экс-министра жителям области запомнились полу- и откровенно криминальные скандалы с ее участием.

Самый громкий, пожалуй, случился в 2010 году, когда выяснилось, что сразу в нескольких регионах страны чиновники закупили необходимые больницам магнитно-резонансные томографы по сильно завышенным ценам. В списке подозреваемых оказался и единственный поставщик томографов для донского минздрава — фирма, принадлежащая некоему Роману Гордашевскому. Ходили слухи, что Гордашевский приходился родственником министру, возможно, поэтому, следствие сначала дало Гордашевскому сбежать за границу, а уже потом занялось его поиском. Но виновных нашли не там. На скамье подсудимых в итоге оказались двое сотрудников минздрава, Татьяна Быковская проходила по делу свидетелем. Ей удалось убедить ростовский суд, что документы на закупку томографов на 120 млн руб дороже обычного ей подсунули нерадивые подчиненные. Оба, кстати, сбежали из зала суда в день оглашения приговора, а позже были обнаружены в разных клиниках города и получили по два года колонии.

В 2019 году Ленинский районный суд Ростова приговорил к девяти с половиной годам лишения свободы бывшего главного эксперта Ростовского областного бюро судебно-медицинской экспертизы Андрея Домашенко за оформление поддельных инвалидностей. Речь шла о сотнях «фальшивых» инвалидов не только в Ростовской области — за поддельными документами в Ростов ехали со всего Северного Кавказа. Следствию удалось доказать только одну коррупционную цепочку — от руководителя гуковского филиала СМЭ Бориса Котова, который, как установил суд, с февраля 2013 по апреля 2017 передал Домашенко 13,8 млн руб в виде взяток «за молчание». Специалисты, работающие в отрасли, говорят, что подобных цепочек очевидно в схеме не одна, но просят не забывать, что получение инвалидности — это решение не одного врача, а нескольких врачебных комиссий с участием десятков медиков. Не говоря уже о том, что эта работа тщательно контролируется минздравом.

Еще один скандал с непосредственным участием министра здравоохранения хоть и не был широко освещен прессой, но в прямом смысле дорого обошелся региону — его последствия Ростовская область расхлебывает до сих пор.

В 2018 году вышла на поверхность история с распределением т. н. квот среди лечебных учреждений. Квота — это гарантированный объем медицинских услуг, которые больница может оказать населению в течение года с обязательным возмещением затрат из фонда ОМС. Как выяснилось, в 2016 и 2017 году Ростовский областной перинатальный центр принял рожениц больше, чем это предполагал донской минздрав. Но вместо того, чтобы порадоваться демографическим успехам, Фонд ОМС, подконтрольный миздраву, отказался компенсировать центру затраты. Возник долг более чем в 70 млн рублей.


Валерий Буштырев

Главврач центра Валерий Буштырев обвинил чиновников в манипуляциях со статистикой детской смертности. В ответ Буштырев получил сначала расторжение контракта, а позже — уголовное дело. За то, что отказался от централизованных поставок кислорода от единственного поставщика и уговорил губернатора купить Центру свою кислородную станцию. Буштырева обвинили в том, что он не получил отдельную лицензию на производство лекарства — медицинского кислорода. Спустя два года дело было закрыто, бывшему главврачу органы прокуратуры официально принесли свои извинения. Но к тому времени налаженная им работа перинатального центра пошла под откос.

Младенческая смертность в регионе выросла с 4,7 до 6,7 промилле — сейчас Ростовская область в списке «лидеров» по количеству умирающих младенцев на 100 000 родов. По фактам гибели новорожденных и причинения вреда роженицам возбуждено несколько уголовных дел, но ростовский минздрав смотрит на эти цифры равнодушно.

(История про Ростовскую область начинается с 6:30)

Закупленную, но так и не запущенную в строй кислородную станцию перинатального центра новое руководство разобрало и продало по частям как раз накануне эпидемии коронавируса и последнего, самого крупного скандала в донской медицине, который случился, когда над Татьяной Быковской уже сгустились все возможные тучи.

В октябре 2020 года, в разгар пандемии, в 20-й городской больнице Ростова за ночь умерло, по одним оценкам — 11, по другим — 13 пациентов ковидного госпиталя, развернутого на базе родильного отделения.

(Смотреть с 1:10)

По неподтвержденным данным, причиной гибели больных стали перебои в подаче кислорода. Власти города вначале эту информацию отрицали, потом гибель подтвердили. Было даже возбуждено уголовное дело, но результат его не известен до сих пор. На волне этого скандала Татьяна Быковская демонстративно ушла на пенсию.



К тому времени она уже была главной подозреваемой по т. н. «делу о медотходах». По версии обвинения, министр и ее заместитель Станислав Беседовский вступили в сговор и предоставили конкурентные преимущества ООО «Центр 100 Ростов-на-Дону». Руководство этой компании заранее получало информацию о том, какие будут условия аукционов по оказанию медучреждениям услуг по обращению с медицинскими отходами класса «Б». Кроме того, требования к участникам аукционов составлялись так, что под критерии победителя подходила именно эта компания. В результате, «Центр 100 Ростов-на-Дону» выигрывал торги, а его конкуренты — фирмы «Экоменеджмент» и «Новые технологии Дона» — проигрывали. Последние теперь числятся в уголовном деле в качестве потерпевших. Суммы заказов — впечатляющие: в 2018 году «Центр 100 Ростов-на-Дону» заключил контрактов донскими медучреждениями на 81,7 млн рублей.

— Действия Быковской и Беседовского существенно нарушили права и законные интересы Российской Федерации в лице министерства здравоохранения Ростовской области, так как подорвали авторитет данного органа и дискредитировали его деятельность. Быковская, занимая государственную должность субъекта РФ, действуя умышленно, в составе группы лиц, по предварительному сговору с Беседовским, совершила действия, явно выходящие за пределы ее полномочий, совершила преступление, предусмотренное частью 2-й статьи 286 уголовного кодекса, — говорится в обвинении.

Быковская и Беседовский заявили, что виновными себя не считают.

— Я выполняла все свои обязанности в строгом соответствии с регламентом, с положением о министерстве здравоохранения Ростовской области. Но органами предварительного следствия это расценено как превышение полномочий и преступление. Вину, естественно, в инкриминируемом мне преступлении не признаю. Никаких преступлений не совершала и своими действиями никакого ущерба ни бюджету Ростовской области, ни бюджету лечебных учреждений, ни имиджу в целом органам госвласти я не нанесла, — сказала экс-министр.

Катерина Матвеева 

Присылайте свои новости, фото и видео на номер +7 (938) 107-87-80 (Telegram, WhatsApp). Звоните, если попали в сложную ситуацию и не получили помощи от чиновников. 

Наш сайт в соцсетях: ОдноклассникиВКонтактеTelegramДзен


Новости на Блoкнoт-Ростов-на-Дону
Татьяна БыковскаяВасилий ГолубевСтанислав Беседовскийминздрав
5
1