Ростов-на-Дону Воскресенье, 19 мая
Общество, 29.09.2022 14:00

«Полного прекращения подачи кислорода не было»: обвиняемая по делу о «кислородном скандале» в горбольнице №20 не признала свою вину

В Советском районном суде Ростова-на-Дону состоялось первое заседание по «кислородному скандалу», который произошел в октябре 2020 года в горбольнице №20. Перед судом предстала бывший заместитель главного врача по технике и хозяйственной части Анна Коленова. 

Пострадавшими по делу проходят несколько десятков человек. В основном это родственники тех, кто лежал тогда в больнице. Часть из них пришла на судебное заседание. При этом еще до суда многие высказывали искреннее удивление, что суд идет по статье за халатность. Люди считают, что судить надо по 109-й статье «Причинение смерти по неосторожности». 

Напомним, что дело в итоге было возбуждено за халатность, которая повлекла причинение крупного ущерба или существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

В начале заседания гособвинитель заявила, что Коленова, зная достоверную суточную потребность в кислороде, нарушила должностную инструкцию и в период с 10 по 11 октября небрежно отнеслась к своей работе, «не предвидя наступления последствий». По мнению обвинения, она не проконтролировала своевременность подачи заявок на поставку кислорода.



— 11 октября при потребности в кислороде в объеме 24 тысячи литров, было поставлено 20 710 литров <...> При этом 8400 литров «Спецхимтранс», согласно товарной накладной, поставил в 22:47 часов 11 октября. В результате необеспечения в 21 час понизилось давление, а в период с 22:10 до 22:50 было зафиксировано полное отсутствие подачи кислорода, что привлекло переход аппаратов ИВЛ на вентиляцию легких атмосферным воздухом, который недостаточно насыщен кислородом. Это привело к негативным последствиям, — отметила гособвинитель.

После этого сотрудница прокуратуры зачитала длинный список из фамилий тех, кто пострадал из-за отсутствия кислорода.

Сама Анна Коленова свою вину признать отказалась, а ее адвокаты указали, что при проведении следствия было допущено множество нарушений.

— Мы считаем, что наша подзащитная исполняла обязанности качественно и добросовестно. Она буквально круглосуточно находилась на рабочем месте. Она постоянно информировала свое руководство и руководство минздрава. При этом обращаю внимание, что в ходе предварительного следствия было допущено множество нарушений. Так, расчет того, что больница нуждалась в 600 баллонах ничем не было подтвержден и обоснован. Суточная потребность больницы составляла 179 баллонов, а не 600. Но и даже в этом случае, согласно материалам дела, на момент события было 504 баллона и 143 оставалось с предыдущего дня, — рассказала адвокат Серёгина.



Горбольница №20 оказалась в центре скандала осенью 2020 года 

После этого показания дала сама Анна Коленова, которая 10 лет занимала должность заместителя главного врача. Она рассказала, что в 2012 году был завершен проект реконструкции главного корпуса и кислородного отделения «двадцатки». Согласно проектной документации кислородные точки были рассчитаны на потребление 179 баллонов, однако до начала пандемии в среднем расходовалось от 70 до 100 баллонов в сутки.  Данные цифры держались до лета 2020 года, когда на базе больницы открылся второй моногоспиталь. 

— Расчетов того, сколько будет потреблять моногоспиталь, никто не делал. Изначально у нас был один поставщик — «Оксиген». Он справлялся и возил 200 баллонов в сутки. Когда открыли второй моногоспиталь нам пришлось искать еще одного поставщика. Тогда потребление возросло до 300 баллонов в сутки.  В сентябре же оно выросло до 350-400 баллонов.  Возили кислород две компании: «Оксигент» и новочеркасский «СпецХимТранс», — рассказала Коленова.

Тогда же, по ее словам, она обратилась в управление здравоохранения города и минздрав с просьбой рассмотреть вопрос сокращения числа пациентов, находящихся в ковидном госпитале. Так как поставщики попросту не успевали привозить кислород. Найти же нового поставщика было невозможно. Так, «КубаньТехГаз» отказали, а Волгодонская АЭС на тот момент так и не получила лицензию на кислород.

— В ходе проверок мы говорили, что альтернативных источников поставок кислорода у нас нет.  Неоднократно я обращалась с просьбой о том, чтобы мы решили вопрос размещения на территории больницы кислородных станций, которые сами производят газ, а также газификаторов. Но главный врач Юрий Дронов боялся и неоднократно говорил, что это особо опасный объект. Он все время ссылался на громкое дело экс-главврача Перинатального центра Валерия Буштырева, на которого возбудили дело за производство кислорода, — отметила обвиняемая.


Валерий Буштырев поплатился за кислород Фото: архив "Блокнота"

Впрочем, по словам Коленовой, получила она отказ и на приобретение дополнительных баллонов, чтобы можно было увеличить объемы поставки у действующих компаний.  Уже после того как Юрий Дронов сам оказался в реанимации (Его фамилия звучала среди тех, кто пострадал от нехватки кислорода 11 октября, - прим.ред) Коленова сама решила установить реципиенты — связку баллонов, рассчитанную на 300 литров. Дронов в этом ранее отказывал. Произошло это, правда, уже в 20-х числах октября.

Рассказала Коленова и свою версию событий 11 октября. 

— По существу 11 октября. В пятницу-субботу были поставки кислорода с запасом на выходной день — на воскресенье. Так, 774 баллона было поставлено в субботу. Когда в воскресенье в обед я спросила, мне сообщили, что осталось 143 баллона. В этот день своевременно были направлены заявки поставщикам. Я распечатывала звонки. После того как я просила «СпецХимТранс», я дополнительно звонила «Оксигену» в 16:18 и в 17:28 позвонила еще раз в «СпецХимТранс», чтобы быстрее привозили. В 20:00 с лишним водитель «СпецХимТранса» позвонил и сказал, что приехал. Когда я приехала — машины не было. Я сразу позвонила водителю и он сказал, что едет. Тогда я позвонила начальнику кислородной службы и уточнила, где машина «Оксигена». Когда в 22:00 начались звонки о колебаниях кислорода, то я позвонила реаниматологу Дмитриеву. Сказала, чтобы они открыли резервную рампу за главным лечебным корпусом. Ключи от нее были только у реанимационного отделения. Он сказал: «Хорошо». Но вскоре прибежал водитель реанимобиля и сказал, что не может открыть шкаф. Мы со слесарем побежали к рампе, которая идет только на  реанимацию, открыли ящик, подали кислород, и пошли обратно — проверять давление. Через какое-то время пришла машина с баллонами и мы начали разгрузку и..... больше сказать нечего. Вину не признаю, я сделал все, что могла, — вспомнила Коленова события той ночи.

При этом, по словам экс-замглавврача, звонки после того, как была включена резервная рампа, прекратились. Также она добавила, что там было пять баллонов, которые были рассчитаны на 1,5-2 часа.  Однако она сообщила, что сотрудники реанимации должны были самостоятельно переключить подачу кислорода на аппараты ИВЛ с основной ветки не резервную.


Юрий Дронов сам стал жертвой коронавируса Фото: ЗС РО

В ходе последующих вопросов Анна Коленова заявила, что нельзя говорить о том, что кислорода в больнице полностью не было.

— В одночасье все не закончилось. Если бы закончился кислород, то у нас бы умерли недоношенные детки в педиатрическом отделении. Там 15 человек на ИВЛ, — рассказала обвиняемая

Однако одна из пострадавших, которая в ту ночь лежала в первом ковидном госпитале, заявила, что кислорода действительно не было. Позже она дала показания, где подробно рассказала об обстановке в «красной зоне» в ту ночь.

Другие пострадавшие спросили у Коленовой о том, можно ли было перекрыть подачу кислорода в то или иное отделение, в частности, в моногоспиталь.  На это они получили утвердительный ответ, но вдаваться в подробности обвиняемая не стала.

При этом Коленова заявила, что зачастую в «красной зоне» кислород уходил и в пустую. В качестве примера она привела рассказ механика, который ремонтировал оборудование и ежедневно бывал в моногоспитале.

— В конце сентября было совещание. Мой сотрудник рассказывал, что видел, как пациент лежит и маской себя обдувает. В другой палате маска висит на увлажнителе. Пациентов нет, а кислород включен. Было и так, что пациент на кислородных ходулях лежит, а на нем еще и маска, — добавил Коленова.

Адвокаты обвиняемой также отметили, что экспертизой не доказано, что проблемы с дыхательными органами у всех пострадавших были вызваны проблемами с кислородом.


Больница работала на пределе

Сама же Коленова неоднократно указывала, что основными причинами было переполненность госпиталя, о которой она говорила еще с августа. И даже писала письма в минздрав и горздрав.  Она боялась, что кислородная система, рассчитанная на 178 баллонов, просто не выдержит, ведь в сентябре в день уходило уже более 600 баллонов.  При этом она отметила, что добросовестно подходила к своей работе и сильно переживала. Так, она даже оплачивала телефоны сотрудников кислородного отделения и водителей компаний-подрядчиков, чтобы они были всегда на связи.

Стоит отметить, что о том, что горбольница №20 не была готова к пандемии еще весной 2020 года заявил Борис Розин, который тогда занимал должность заведующего реанимацией больницы и выстраивал работу «красной зоны».

— Первые дыхательные аппараты в 20-ку поступили только через семь месяцев после начала работы ковидного госпиталя. Открыли отделение инвазивной и неинвазивной вентиляции легких. Меня заставили подписать заявление, что я буду заведующим отделения на 110 коек. Но по-настоящему оснащённых у меня их было, в лучшем случае, 20. По существующим нормативам, 70% коек должны быть койками инвазивной и неинвазивной вентиляции. Т.е открыли отделение на 300 коек, значит 100 должны быть инвазивной и неинвазивной вентиляции, — рассказывал Розин в интервью «Блокнот Ростов» в октябре 2021 года.

Сколько человек умерло в ту роковую ночь и связана ли их смерть с проблемами с кислородом — неизвестно. Но пострадавшими числятся несколько десятков людей.

После допроса Анны Коленовой судья дал слово пострадавшим, которые рассказали о том, с чем им пришлось столкнуться в 20-й горбольнице осенью 2020 года.

Григорий Мелихов

Присылайте свои новости, фото и видео на номер +7 (938) 107-87-80 (Telegram, WhatsApp). Звоните, если попали в сложную ситуацию и не получили помощи от чиновников. 

Наш сайт в соцсетях: ОдноклассникиВКонтактеTelegramДзен

Новости на Блoкнoт-Ростов-на-Дону
Ростовгорбольница 20кислородмедициназдоровьесуд
1
1