Ростов-на-Дону Среда, 24 апреля
Общество, 17.05.2020 12:00

«Они знали, что у него заражение крови и молчали»: дончанка обвинила врачей в смерти ее сына-подростка

Татьяна Андреева живет в Аксае Ростовской области. В октябре 2019 года ей отключили газ. Из-за холода сначала заболела сама Татьяна, а потом и ее дети. В феврале 2020 года 15-летний сын женщины Никита (имя изменено — прим. ред) скончался. Татьяна считает, что врачи долго скрывали от нее диагноз и не говорили о том, что не смогут спасти ребенка.

История болезни сына Татьяны началась в октябре 2019 года, когда в доме семьи отключили газ. В тот же день женщина приехала в «Межрегионгаз» для выяснения причины. У Татьяны накопился долг в размере чуть больше 9 тысяч рублей. В частном доме вместе с женщиной прописано еще семь человек. По факту же проживало на тот момент четверо.

— На следующий день я привезла им документы о том, сколько человек проживает в доме. Надеялась на перерасчет. Однако мне сказали, что к делу это не относится, надо платить за тех, кто прописан, — горько усмехается Татьяна.

Женщина погасила долг 2 октября, но газ так и не получила. Татьяна рассказала, что неоднократно ездила к газовикам и просила подключить ей услугу, ведь дома дети. Добилась она этого только 26 ноября.

Из-за холода в частном неотапливаемом доме вся семья начала болеть. Сын стал кашлять в середине октября. По словам Татьяны, врач в Аксайской больнице назначил ряд лекарств от кашля, но больничный сыну не выписал. Он продолжал ходить в школу. История повторилась и 23 ноября. Пропив назначенные лекарства, сын Татьяны так и не выздоровел.

13 декабря Никита стал задыхаться. Татьяна вспоминает, что он не мог спать, всю ночь сидел с бутылкой воды и пил маленькими глотками, чтобы остановить приступ. Кроме того, женщина заметила проблемы со стулом у сына. Татьяна побежала к врачу, было решено госпитализировать Никиту в Аксайскую ЦРБ с подозрением на астму.

WhatsApp Image 2020-05-16 at 21.24.21.jpeg
Изначально сын Татьяны попал в Аксайскую ЦРБ. Фото: Яндекс Карты

— Но лечащий врач сказала, что это не астма, а воспаление легких. Я еще так удивилась, при таком диагнозе должна быть температура, а у него ее не было, — вспоминает дончанка. — Сказали, что дети в его возрасте лежат сами без родителей. Взяли анализы, стали делать капельницы. Через несколько дней врачи мне говорят, что ему уже лучше. Я у сыночка спрашиваю, а он отвечает, что у него все тело болит, только хуже становится.

Никита уже несколько дней лежал в больнице, когда неожиданно позвонил Татьяне на работу. Женщина рассказала, что сын был обеспокоен словами врача о том, что у него проблемы с кровью. Татьяна сразу же приехала в больницу. Врачи сказали, что у Никиты понижен гемоглобин, а воспаление легких не подтвердилось. Татьяне надо было съездить в детскую областную больницу в Ростов и отвезти кровь на анализ. А сыну предстояло переливание. В областной больнице Татьяна узнала, что ее вместе с сыном госпитализируют на скорой. Ей выдали результаты анализов и отправили обратно в Аксай.

— Когда я вернулась к сыну, то нашла его горящим от температуры, он даже двигаться не мог. Переливание ему еще не сделали. Мы несколько часов ждали кровь, а когда нас завезли в реанимацию, то отключили свет. Еще два часа пришлось ждать, когда дадут электричество, — вспоминает Татьяна.

Женщина предполагает, что высокая температура уже была знаком того, что у сына началось заражение крови. После процедуры, Татьяну вызвал врач, он стал спрашивать про температуру Никиты, но никаких диагнозов так и не сказал. Татьяну с сыном госпитализировали в детскую областную больницу. К тому моменту он уже не мог ходить.

96d8d96c3d685bf4353bea9ddc30d5e2.jpeg
После Аксая Никиту лечили в Ростове. Фото: odbro.ru

— Врач открыл карточку и стал меня спрашивать, почему мой сын не ходит. Я говорю, я же откуда знаю, лечила его не я, — возмущенно вспоминает женщина. — А потом он мне сказал, что сыну кололи гормоны, хотя я даже не знала об этом.

По словам женщины, врачи подозревали лейкоз, но анализы этот диагноз не подтвердили. Сын продолжал жаловаться на боль в кишечнике. Делали и компьютерную томографию и МРТ. Изначально поставили геморрой и лечили от него, лучше Никите не стало. Следующий диагноз был колит. Женщина отметила, что это были еще две недели бесполезного лечения.

В конце января в отделении хирургии было решено готовить Никиту к операции — выводить кишечник в бок. Перед этим ему прокапали тромбомассу. Татьяна вспоминает, как после процедуры сын пожаловался на жгучую боль во внутренних органах. Сама женщина стала спрашивать у врачей, положена ли сыну инвалидность. Ей в этом отказали, поскольку у сына «ничего не нашли» и лейкоз не подтвердился.

В реанимации доктора обнаружили у Никиты кровоизлияние в легких.

surgery-3034133_1280.jpg
О второй операции Татьяне сообщили по телефону. Фото: pixabay.com

— Меня к нему не пускали. Только говорили, что состояние стабильное и он в сознании. Меня их слова не интересовали, я хотела увидеть сына. Все-таки пустили, а он мне говорит: «мам, я чуть не сдох», — еле сдерживая слезы рассказывает Татьяна.

Ночью Татьяне сообщили, что сына готовят ко второй операции. Татьяна удивилась, ведь врачи, как один, говорили, что с Никитой все хорошо. По ее словам, на следующий день, когда ее пустили к сыну, она не сразу поняла, что с ним. Выяснилось, что врачи ввели его в искусственную кому.

— Меня убеждали, что они его выведут оттуда через сутки. Но никто этого делать не собирался. Гематологи мне сказали, что лейкоза у него нет, а есть сепсис (заражение крови — прим. ред.). Они ему делали подборку лекарств, когда он уже в коме лежал, — разочарованно вздыхает женщина. — Ничего не подошло. Тогда я услышала страшное — мой сын умирает от сепсиса.

Татьяна уверена, что врачи знали о заражении крови у Никиты и скрывали происходящее от матери. Женщина считает, что доктора упустили возможность помочь ее сыну в декабре, а потом просто оттягивали момент. В 05:30 11 февраля Татьяна узнала, что Никита скончался.

WhatsApp Image 2020-05-16 at 20.11.25.jpg

Сейчас Татьяна подала заявление в следственный комитет. Она собирается настаивать на эксгумации тела. Ведь в справке о смерти стоит диагноз — лейкоз, который так долго отрицали врачи. Она обратилась в следственный комитет, где, по словам женщины, в настоящий момент начали проверку по причинению смерти по неосторожности.

Также женщина намерена разобраться с газовиками. Все необходимые документы со своей стороны, она подала в следком. «Межрегионгаз», по словам Татьяны, так ничего и не принес. А платежки до сих пор приходят из расчета на восемь человек, где один из них — сын Татьяны.

Григорий Мелихов

Присылайте свои новости, фото и видео на номер +7 (938) 107-87-80 (Viber, WhatsApp). Звоните, если попали в сложную ситуацию и не получили помощи от чиновников. 
   
Подпишитесь на нашу группу в Instagram. Наш сайт в соцсетях: ОдноклассникиFacebookВКонтактеTelegram.

Новости на Блoкнoт-Ростов-на-Дону
Аксайская ЦРБреанимацияумер подростокдетская областная больница
1
2