Ростов-на-Дону Вторник, 21 Января
Общество, 05.12.2019 18:00

«Бьет — (не) значит любит»: ростовский психолог о пробелах в проекте закона о домашнем насилии

На прошлой неделе Совет Федерации вынес на общественное обсуждение проект закона о профилактике домашнего насилия. На подготовку документа ушло почти четыре года. Впервые о необходимости законодательно защитить жертв домашних тиранов заговорили в 2015-м году. Но тогда предложенный текст отправили на доработку.

Текст законопроекта размещен на официальном сайте Совета Федерации. Семейно-бытовое насилие трактуется как «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Действие закона будет распространяться на «супругов и бывших супругов, людей, имеющих общих детей, и сожителей». Профилактикой насилия должны будут заниматься полицейские, прокуроры, чиновники, омбудсмены, сотрудники органов социальной защиты и так далее, то есть все те, кто и сейчас занимается (или должен заниматься) помощью попавшим в беду женщинам и детям.

Если закон вступит в силу, то полицейские смогут выносить так называемые «защитные предписания» тем, кто распустил руки. Получив такой документ, насильнику будет запрещено, например, в течение месяца вступать в контакт с жертвой, в том числе по телефону и по интернету.
Общественное обсуждение законопроекта о домашнем насилии продлится до 15 декабря. Но уже сейчас правозащитники сомневаются, что вступление его в силу реально поможет жертвам домашних тиранов.

tears-4551435_1920.jpg
Будет ли в реальности закон защищать женщин, еще неизвестно. Фото: Pixabay.com

К примеру, на своей странице в Facebook московская правозащитница Алена Попова подробно расписала пункты законопроекта, вызывающие не просто недоумение, а возмущение. К примеру, в документе прописано, что его цель — «защита семьи» и «содействие в примирении сторон». Между тем как считает Попова, целью закона должна стать защита жертвы насилия. А примирение сторон может привести к повторному совершению актов насилия и даже убийству.

— Сколько ещё надо смертей, чтобы законодатели поняли, что закон должен быть не формальностью, причём бессмысленной, а идеальным и работающим в сторону защиты жертв, — восклицает правозащитница.

WhatsApp Image 2019-12-05 at 15.28.15.jpeg
Правозащитники опасаются, что закон останется фикцией и не будет иметь реальной силы. Фото: "Блокнот Ростов"

Недовольны законом и в РПЦ. Но священники осуждают не текст, а сам факт появления такого документа.

-Есть нечто опасное в тех тенденциях, которые сегодня формируются, в том числе и в законодательной сфере, когда некоторые пытаются под видом борьбы с семейным неблагобополучием узаконить вторжение в семейную жизнь сторонних сил, общественных или государственных организаций или каких-то там добровольцев, которые якобы призваны помочь урегулировать положение в семье, — приводит «Интерфакс» слова Патриарха Кирилла.

По мнению главы РПЦ, «любовь сама по себе способна испепелить любой конфликт и любую проблему в семейных отношениях».

Не понравилась инициатива и депутату Госдумы Виталию Милонову. Он назвал его «законом для ведьм», которые хотят «с пафосом судиться за детей».

О необходимости принятия закона о профилактике социально-бытового насилия мы поговорили с исполняющим обязанности директора ростовского Центра социальной помощи семье и детям Сергеем Асатуровым.

Специалист рассказал, что сейчас у молодых пар нет установки «бьет значит любит». Этот принцип уже не работает. Да и распадаются ранние браки часто, так как люди просто не умеют, не научены договариваться. Иногда эти расставания заканчиваются печально. Как правило, для более слабой стороны.

Вместе с тем он призвал не относиться к домашним тиранам как к плохим людям.

— С точки зрения медицинской психологии я не считают их плохими. Таким агрессивным поведением зачастую мужчины пытаются сказать о какой-то своей внутренней проблеме, о том, что человек не справляется с ситуацией. Это как крик о помощи. Но беда нашего общества в том, что психологическая помощь не является обязательной. Т.е. человек сам решает, идти ему к психологу или нет. И мужчина в подавляющем большинстве случаев не идет. А как справится с какими-то своими деструктивными эмоциями, не знает. Вот и получается, что он начинает вымещать злость на близких. Жена же в свою очередь тоже не может ему сказать «иди к психологу», так как это спровоцирует новую волну агрессии, — рассказал Асатуров.

man-2734073_1920.jpg
Мужчина, распускающий руки, может просто не знать, как попросить о помощи. Фото: Pixabay.com

В некоторых случаях, по мнению специалиста, часть вины лежит и на самих женщинах, которые продолжают провоцировать агрессивное поведение вместо того, чтобы попытаться замять ситуацию.

Для того, чтобы закон заработал и имел какую-то реальную силу, по мнению специалиста, нужно прописать алгоритмы действий — полиции, службы опеки, НКО. Он привел в пример действующую в области систему профилактики отказа от новорожденных детей.

— Когда поступает сигнал от женщины, что она готова отказаться от новорожденного ребенка, к ней сначала выезжают психологи. Они выясняют, по каким причинам она хочет это сделать, действительно ли у нее нет ресурсов (психологических, материальных и так далее) для воспитания ребенка. Психологи рассказывают, какие НКО и благотворительные фонды можно подключить, чтобы решить те или иные вопросы. Семью, которая решила все-таки ребенка у себя оставить, ставят на социальное сопровождение. Из больницы к ним приходит патронажная сестра. То есть женщина понимает, что она не одна, что есть люди, которые готовы помочь. Так и в ситуации с домашним насилием должна быть прописана целая схема действий различных специалистов, а не только полицейских, чтобы женщина не боялась заявить о своей проблеме.

За последние полгода в их центр пришло две женщины, столкнувшиеся с домашним насилием. В первом случае пара уже была разведена, но мужчина продолжал преследовать женщину. Она скрывалась у знакомых и подруг. Через какое-то время он опять ее находил, она снова скрывалась. Во втором случае пара была на грани развода, а мужчина начал использовать ребенка, чтобы привязать женщину к тебе. Он ей так и заявлял: «Ты либо откажись от ребенка, либо я буду тебя избивать». И женщина терпит, потому что не может отказаться от дитя.

Сергей Асатуров высказал сомнение, что после вступления закона все женщины будут защищены. К этому не располагают условия, сложившиеся в нашем обществе.

— Возьмем, к примеру, так называемые «защитные предписания». Мужчине запретили в течение месяца приближаться к женщине. А кто это будет контролировать? Куда звонить женщине? А когда срок действия предписания закончится, насильник все равно вернется к жертве. У них, к примеру, ипотека на двоих. И деваться некуда, приходится жить вместе. В США в таких случаях жертве насилия помогают уехать в другой штат и начать жизнь заново. У нас такой возможности нет, — пояснил свою мысль руководитель организации.

WhatsApp Image 2019-12-05 at 15.28.16.jpeg
В большинстве случаев насилия можно было бы избежать. Фото: "Блокнот Ростов"

По мнению Сергея Асатурова, в большинстве случаев повторных случаев насилия можно было бы избежать, если бы работа с психологом стала для тиранов обязательной.

— Уже на втором — третьем визите к специалисту в голове мужчины все-равно что-то изменится. Так или иначе на подкорке откладываются правильные схемы реакции на те или иные ситуации. Но, к сожалению, сейчас у нас психологическая и психиатрическая помощь в стране ушли в тень, — сделал он заключение.

Екатерина Пономарева

Присылайте свои новости, фото и видео на номер +7 (938) 107-87-80 (Viber, WhatsApp). Звоните, если попали в сложную ситуацию и не получили помощи от чиновников.

Подпишитесь на нашу группу в Instagram. Наш сайт в соцсетях: ОдноклассникиFacebookВКонтактеTelegram

Новости на Блoкнoт-Ростов-на-Дону
Совет Федерациидомашнее насилиезаконопроект
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое