Ростов-на-Дону Четверг, 03 декабря
Общество, 27.10.2020 18:01

«Я подписывал не те истории болезни»: реаниматолог из 20-ки о возможной фальсификации документов

Реаниматолог-анестезиолог ростовской городской больницы № 20 Артур Топоров поставил под сомнение подлинность историй болезней погибших пациентов, которые переданы в Следственный комитет. По его словам, он и его коллега доктор Ильиченко сделали в историях больных отметки о перепадах в подаче кислорода.

По словам врача, в течение часа, когда отделение инвазивной и неинвазивной вентиляции легких первого моногоспиталя на базе МБУЗ «Городская больница № 20 г. Ростова-на-Дону» было полностью лишено подачи медицинского кислорода, в отделении умерло пятеро пациентов. В их историях болезни медики сделали соответствующие отметки.

— В историях болезни мои коллеги всегда фиксировали, если были какие-то перебои с кислородом. И у всех этих пациентов, которые в тот момент лежали в нашем отделении, мы с коллегой оставили дневники в историях болезни,  — рассказал Артур Топоров.

«Дневниками» медики называют текущие записи в истории болезни с констатацией состояния больного и указанием объективных критериев его статуса. Обычно, «дневников» у больного не более двух в сутки: врач описывает текущее положение дел и отмечает динамику — положительную или отрицательную. В реанимационных отделениях, по словам специалистов, «дневников» у больных значительно больше. Врач выписывает туда любые изменения и тем более обязан вписать факторы, повлиявшие на состояние больного. Отключение кислорода — крайне важный фактор при лечении ковидных больных, поскольку они критически зависят от подачи этого газа и не в силах из-за поражения легких обеспечить свой организм кислородом из воздуха.

MyCollages (71).jpg

Показания Топорова, которые он отдал в следком

О «дневниках» речь шла и на брифинге, который администрации Ростова экстренно организовала после того, как Артур Топоров обнародовал свою позицию. Главный внештатный анестезиолог-реаниматолог управления здравоохранения Михаил Каминских заявил, что в историях больных, умерших 11 октября в ковидном госпитале крупнейшей ростовской больницы, не нашел упоминаний об отключении кислорода.

— Мы не утверждаем было ли на самом деле так, или было как-то иначе. Ни у одного из этих пациентов мы не увидели текста, что состояние ухудшилось, наблюдается падение кислорода в системе. У всех этих пациентов состояние ухудшилось в определенное время и были проведены реанимационные мероприятия, которые точно соответствуют существующим стандартам и клиническим рекомендациям,  — заявил Михаил Каминских.

Реаниматолог-анестезиолог Артур Топоров рассказал, что перебои с подачей кислорода в его отделении, где в тот момент находилось не менее 25 больных, начались в 21:10 11 октября. Врачи несколько мнут разрывались между больными, которые начали задыхаться и паниковать; аппаратами ИВЛ, которые все начали выдавать сигнал тревоги из-за отсутствия давления в системе; и телефоном, с которого они звонили в кислородную службу, и. о. главврача Титову и своему бывшему руководителю — Борису Розину.

b5f95a3fd0d6ed06f81cd36de8df326c0024bf5f_727_485_c (1).jpg

Борис Розин подтвердил факт жалобы на отсутствие кислорода Фото: Борис Розин

«Блокнот Ростов» Розин подтвердил факт и причину звонка.

— Да, это правда. Мне позвонили и сказали, что сначала было низкое давление, а потом вообще перестал кислород идти,  — рассказывает реаниматолог с 38-летним стажем. — Я спросил, по всей больнице что ли?. Они сказали: «Да, сказали, что через час подвезут». Я посоветовал им сделать соответствующие записи в историях больных. А чем я еще мог помочь?

На такой случай Борис Розин, как выяснилось, сформировал в отделении неприкосновенный запас. По словам Топорова, они смогли быстро подключить эти пять баллонов, но кислорода в них хватило лишь на полчаса работы заполненного отделения. В 22:10 закончился и резервный запас, и тогда врачи начали констатировать смерти больных.

Топоров считает, что кислородная служба не была рассчитана на такой резкий скачок потребления кислорода.

— Все было рассчитано на допандемийные времена,  — говорит доктор. — Наша палата немного потребляет кислорода, немного потребляет палата интенсивной терапии и немного — операционные. Кислородная служба не задыхалась ни от чего. Бывали снижения, но они через несколько секунд компенсировались. Коронавирусные больные просто требуют много кислорода, возник огромный спрос. И когда открылся второй моно госпиталь в роддоме, кислородную службу не увеличили. А на этом фоне произошло расширение одного и второго госпиталя. И еще больше нагрузка получилась.

Топорова, который работает в ковидном госпитале с первого дня, быстро изолировали: 13 октября его тест на ковид оказался положительным, и мужчина до сих пор находится на самоизоляции. Он не уверен, что после этой истории ему удастся продолжить карьеру в Ростове.

— «Доброжелатели» мне уже намекнули, что все это крайне негативно скажется (на карьере — прим. ред), и хорошего мне теперь не ждать. Это было с «хорошими пожеланиями от коллеги»,  — говорит молодой реаниматолог, который считает, что руководство больницы не намерено его защищать. — Все мои коллеги ходят в следственный комитет, дают показания.

screenshot-sun1-87.userapi.com-2020.10.27-16_51_46.jpg

Топоров боится, что работы ему в Ростове не видать Фото: Артур Топоров/VK

Сам он на допрос к следователям пойти не может из-за самоизоляции, свои показания он отправил по почте. Ранее СМИ их опубликовали. Из бесед с коллегами врач выяснил, что следователи изучают истории пациентов, умерших 11 октября.

— Мои коллеги видели истории, которые им показывали в следственном комитете. И там нет записей о том, что были отключения кислорода. Я подписывался в совсем других историях. Когда пациенты умирали, я совсем в других историях подписывался,  — говорит Артур Топоров.

Примечательно, что в момент отключения кислорода в тяжелом состоянии в том же госпитале находился главный врач больницы № 20 Юрий Дронов. По словам Топорова, врач тоже пострадал от гипоксии и стресса, ею вызванного. Спустя несколько дней Дронов был переведен в пульмонологическое отделение 2-ой областной больницы. Там он умер утром 26 октября, предположительно, от инфаркта.

Елена Романова специально для «Блокнот Ростов»

Присылайте свои новости, фото и видео на номер +7 (938) 107-87-80 (Viber, WhatsApp). Звоните, если попали в сложную ситуацию и не получили помощи от чиновников.

Подпишитесь на нашу группу в Instagram. Наш сайт в соцсетях: ОдноклассникиFacebookВКонтактеTelegram.  

Новости на Блoкнoт-Ростов-на-Дону
Ростовкислородный скандалкоронавирусАртур Топоров
8
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое