Ростов-на-Дону Четверг, 13 июня
Общество, 20.12.2023 19:10

«Все делается в интересах застройщиков»: общественники заявили, что исторический центр Ростова под угрозой

Варианты проекта объединенной охранной зоны разрабатываются в Ростове с 90-х годов. Такой документ регулирует строительство в районах, где можно встретить исторические здания с признанной ценностью. Свои предложения уже представляли местные и петербургские эксперты, но власти так их и не согласовали. До конца этого года чиновники могут принять версию охранной зоны от нижегородского ООО «Аграф». Но донские общественники уверены, что такое решение скорее разрушит архитектурное наследие, чем сохранит.

Принятие объединенной охранной зоны определит развитие исторического центра города как минимум на два-три десятилетия. Сейчас большую часть центра застраивать запрещено, что привело к возникновению пустырей. Когда документ примут, застройщики смогут возводить здания с разрешенной высотой не только там. Общественники боятся, что через полгода после вступления документа в силу начнутся массовые сносы аварийных исторических объектов.

Краевед Геннадий Крольман рассказал, зачем сохранять историческую застройку, которой богат Ростов, и в чем главные проблемы проекта от «Аграф». 

«У туристов из других городов и стран возникает похожее впечатление о Ростове: город красивый, пышный и яркий, с вкусной едой, но довольно грустно с сохранением исторического наследия. Наследие нужно даже не для того, чтобы в прошлом разбираться, а чтобы смотреть в будущее. Понимать, что мы такие, куда идем, где наши корни», – считает Крольман.

О важности сохранения исторического и культурного наследия сказано, например, в 44 статье Конституции, в федеральном законе об объектах культурного наследия, в указе президента от 2022 года… Но в Ростове сохранять значимые здания выходит не слишком успешно. Так, например, был уничтожен кинотеатр Россия в парке Горького. Десятилетиями разрушается Клуб приказчиков с впечатляющими интерьерами и потолками 10 метров. Примеров – сотни. 

5cc68d9f-2f06-487a-8908-18271ffb034a.jpg

Пока наш город может гордиться количеством сохранившихся дореволюционных зданий. Но, увы, не их состоянием и статусом. Фото автора

По количеству жилых многоквартирных домов, построенных до революции и в 20-е годы прошлого века, Ростов обгоняет даже Москву. Кроме того, наш город на первом месте по соотношению таких домов ко всей многоквартирной застройке, каждый четвертый дом – многоквартирный. Если говорить о нежилом фонде, Ростов на четвертом месте после Петербурга, Москвы и Самары. При этом объектами культурного наследия у нас признано совсем мало, едва входим в десятку. Ростов обгоняет даже Казань, где в 90-е и начало 2000-х снесли половину исторического фонда, и Екатеринбург, где в принципе дореволюционного наследия очень немного. Нижний Новгород, Иркутск, Уфа… Именно объекты культурного наследия запрещено сносить, их можно только реставрировать, приводить в порядок. 

Зачем нужны охранные зоны? Например, если на одной улице есть два невысоких объекта культурного наследия, но здание между ними охранного статуса не имеет, тогда документ запрещает его снос. Сейчас есть локальные точки в историческом центре, например, Театральная площадь или часть малоэтажной Нахичевани, где разрешена высотная застройка.

В 2010 году произошла катастрофическая ситуация не только для Ростова, но и для всей России: если раньше 800 городов имели статус исторических, то после ревизии министерства культуры их осталось около 40. На Дону такой статус сохранился у Таганрога, там ничего выше 5-6 этажей в центре не строится.

c3647e4a-6b6d-48e4-885f-c16adf557655.jpg

Часть исторического наследия, которую Ростов уже утратил. Фото автора

ООО «Аграф» представило уже три версии проекта объединенной охранной зоны. Последнюю прислали на рассмотрение общественников в ноябре. Там видно, что какие-то части центра охраняются достаточно хорошо, где-то, например, в Богатяновке, нельзя строить выше 18 метров. Но есть и отдельные точки, где утверждено высотное строительство. Для Нахичевани, например, указали высоту 24 метра (до 8 этажей). Пушкинская в районе Горького, Красноармейская тоже имеют жесткое повышение до 24 метров. В начале Большой Садовой вообще хотят разрешить строительство до 30 метров.

По мнению представителей общественного движения «Мой фасад», таким образом будет легализовано строительство там, где раньше оно было запрещено, и последует жесткое уничтожение исторической среды, целых районов. Например, в Нахичевани около 60 кварталов вычеркнуты из списка исторических. Будут застроены Набережная возле речного вокзала и даже часть парка Революции, где раньше строительство запрещалось.

2654deed-73e1-4124-bc84-cc9ebe6fa3d7.jpg

Геннадий Крольман назвал нынешний вариант проекта самым деструктивным из всех. Фото автора  

А еще в проекте документа фигурирует обтекаемое понятие «не должно нарушать восприятие объектов культурного наследия», которое не дает четкого ответа, о каком восприятии речь. 

«В проекте, который «Аграф» представлял в мае, были обозначены совсем другие границы. Кварталам Нахичевани отказали в ценности именно в последней версии. Внесены и прочие изменения, направленные определенно не на сохранение исторического центра. Есть несколько участков, где усилены меры по охране, это плюс, но он нивелируется негативными сторонами проекта», – Геннадий Крольман всерьез обеспокоен.

Что касается Нахичевани, если проект примут, под угрозу попадают, например, несколько очень редких для Ростова сохранившихся зданий, построенных до середины XIX века. Всего «Мой фасад» насчитал 1033 объекта, которые «Аграф» в последней версии проекта не признал ценными. Среди них, например, здания, где жили писательница Вера Панова, актер Александр Кайдановский и жена первого президента Израиля Вера Вейцман. 

84fe265a-d0e8-474a-914a-a15bdcfb1077.jpg

Четыре объекта из 1033, которым «Аграф» отказал в ценности. Фото автора

«Мой фасад» отправлял «Аграфу» списки, нижегородские разработчики с ними ознакомились, но своеобразно. Представители «Аграфа» сообщили, что увеличивать охранную зону из проекта нельзя, а вот уменьшать, как выяснилось в ноябре, можно. Зато увеличилась высотность разрешенных зданий. 

В первой версии максимально разрешенная этажность в Нахичевани была 12 метров (около четырех этажей), кроме двух точек с 18 метрами. Так можно было сохранить все кварталы, спасти район. Но потом было совещание с представителями ростовской администрации, после чего допустимая высотность во всех зонах резко повысилась: с 18 до 24 м, с 12 до 18. Разница между проектами – около месяца. А потом, к ноябрю, случилось еще одно повышение, с 18 до 24 метров. «Это говорит о том, что все будет, как сейчас на 20-й линии, где снесен исторический квартал, пять дореволюционных зданий, под стройку ЖК от «Кристины», которая застраивает Нахичевань в 8-11 этажей», – приводит пример Геннадий.

Геннадий пошутил, что сплошная застройка набережной служит стеной защиты от набегов со стороны Кубани, а застройка Нахичевани станет стеной защиты от набегов с Сельмаша.

Общественники внимательно изучили документы других городов: Краснодара, Самары, Томска, Иркутска, Ульяновска, и поддерживают общение с архитекторами, юристами, градозащитниками оттуда. Они считают, что проблема не в том, сколько зданий будут защищены благодаря проекту объединенной охранной зоны. Проблема в том, что подход к разработке документа направлен не на сохранение исторического центра, а на его застройку. Причем не на такую застройку, как, например, в Казани, где появляются трехэтажные здания. Вот что является главным камнем преткновения по ростовскому проекту.

По словам Крольмана, зампредседателя ЗС РО Светлана Мананкина и ее коллеги недовольны общественниками, которые затягивают принятие объединенной охранной зоны. Мол, сейчас можно строить и высотные здания, а после согласования документа разрешенная высотность уменьшится. Только вот сейчас такие здания точечные, а с принятием охранной зоны подобных точек станет несметное количество. С одной стороны, говорится, что с общественниками общаются, их мнение учитывается, но не похоже, чтобы к мнению активистов действительно прислушивались. 

А можно ли не согласиться с экспертами? Можно, это происходит в Краснодаре: там даже заводят уголовные дела по факту повреждения объектов культурного наследия. Там забирают здания у недобросовестных собственников, если те о них не заботятся. Охранный статус имеют даже ценные здания 1970-х, а для застройщиков есть специальная методичка, где на хороших примерах рассказывается, как возводить новые дома. По мнению Крольмана, с такой тенденцией в течение пяти лет в Краснодаре ситуация с историческим центром станет еще лучше, и город в этом плане станет не только лучшим на Юге, но и одним из лучших в стране. Есть чему поучиться и у Иркутска и Томска, где ценными для истории города признаются даже здания с простой архитектурой.

594e8eb2-b609-4ea3-830a-53381974d39a.jpg

Здание в Иркутске с незамысловатой архитектурой имеет статус, защищающий от сноса. Фото автора

В донской столице с каждым годом становится все больше проблем с сохранением наследия.

 «Ситуация ненормальная: в городе каждый месяц горят какие-то исторические дома. Дом Парамонова горел за год уже шесть раз. В эти здания администрация заселяет людей, которые там жить не должны, они их уничтожают. Идет неприкрытое мародерство. Уже двадцать лет чиновники не обращают должного внимания на исторический центр, так быть не должно», – резюмировал Крольман.

Он вспомнил, что в предвыборном обещании в 2020 году глава администрации Ростова Алексей Логвиненко озвучил, что в центре будут здания высотой 2-3 этажа «в историческом стиле». И вот здания «не выше 3-4 этажей» превращаются в 8 на Пушкинской.

«Мой фасад» подготовил заявление в прокуратуру по поводу проверки комитета по охране объектов культурного наследия. А еще – письма на имя губернатора и в Минкульт РФ, Валентине Матвиенко, председателю Госдумы Вячеславу Володину. 

f8b8447d-43bb-4a0e-bfe4-873c9c62252a.jpg

Такой рисунок появился на одном из дореволюционных зданий в аварийном состоянии неподалеку от Центрального рынка. Фото автора

«Если на эти обращения будут приходить отписки, тогда уже будем решать, что делать дальше. И это не проблема узкого круга активистов. Тема звучит, например, в общественном пространстве в виде арт-объекта на Социалистической, на здании, предназначенном под снос. Хочется кричать, чтобы сделать что-то хорошее для истории города, чем мы и занимаемся», – так завершил свое выступление с критикой проекта охранной зоны Геннадий Крольман.


Григорий Мелихов

Наш сайт в соцсетях: ОдноклассникиВКонтактеTelegramДзен.


Новости на Блoкнoт-Ростов-на-Дону
архитектураисторическое наследиепамятники архитектурыдореволюционные зданияОКНцентрНахичеваньМой фасад
1
0