Ростов-на-Дону Четверг, 13 июня
Общество, 24.02.2022 07:30

«Мы фактически уже жили с ДНР и ЛНР»: политологи — о новых государствах по соседству

Признание РФ независимости Донецкой и Луганской народных республик скажется не только на международных отношениях, но и на социально-экономической и политической ситуации в самой России. Насколько влияние этого события будет значительным для Ростовской области?

Политологи отмечают, что последствия этого события будут не столь заметны по одной причине: интеграция ДНР и ЛНР с Россией уже фактически давно состоялась. Сейчас просто произошло юридическое оформление этого союза.

Если произойдет военное обострение с Украиной, то Ростовская область окажется «в тылу» этого обострения именно потому, что ДНР и ЛНР выступают в роли буфера. Регион, однако, может ощутить последствия военного конфликта — если он случится — в виде увеличения потока беженцев. Что с ними делать — власти, похоже, еще не решили. То ли в Донбассе все успокоится, и их можно будет возвращать домой, то ли они поселятся в России надолго.

Самая слабо предсказуемая сфера — это экономика. Промышленность ДНР и ЛНР интегрируется в российскую и перестроится под ее требования или же продолжит работать на Украину? Пока не похоже, что промышленники горят желанием рвать старые связи и выстраивать новые.

Максим Жаров, политолог, социолог:

 

Максим Жаров. Фото: соцсети политолога

«Признание независимости республик — это совершенно новая ситуация как во внешней, так и во внутренней политике России. И правительству, и руководству администрации президента нужно принимать новую реальность и не делать вид, что все остается по-старому.

С признанием республик внутриукраинский конфликт не закончен, а Украина явно будет использована странами «третьей силы» — США, Великобританией, Польшей, Турцией — для каких-то антироссийских провокаций. Украина — это полигон. Донбасс — это теперь российский плацдарм для отражения этих провокаций. Соответственно, все приграничные с Донбассом регионы, можно сказать, фактически будут находиться — если не в полувоенном, — то в мобилизационном положении.

В регионы приезжают сейчас новые люди, которые постоянно жили под обстрелами, бомбежками. Люди испуганные, жаждущие какого-то покоя. Им сейчас сказали, что, в принципе, их эвакуация — дело временное. Но с учетом того, что довольно много жителей российских регионов переезжает жить в Москву, то, я думаю, что отток населения из этих регионов будет замещаться переселенцами с Донбасса.

Что же касается долгосрочных последствий, то пока о них говорить рано. Надо еще посмотреть: будет ли открытый военный конфликт на Украине. Если он произойдет, то будут и дополнительные потоки беженцев, и это в значительной степени будет влиять на ситуацию».

Борис Кагарлицкий, доктор политических наук:

Борис Кагарлицкий. Фото: соцсети политолога

«Если говорить об общеполитических результатах, то их — минимум. Если бы Россия признала ДНР и ЛНР в 2014 — 2015 году и, тем более, если бы в результате этого состоялось создание государства «Новороссия», то это радикально изменило бы всю политическую ситуацию и на Украине, и в России, и — в каком-то смысле — даже в мире. Надо просто помнить, что тогда была реальная возможность переломить тенденции, доминировавшие на Украине. Теперь-то уж совсем другая ситуация, и, по большому счету, признание само по себе ничего не меняет.

Более того, надо понимать, что нынешнее руководство, которое есть в ДНР и ЛНР, — уже совершенно не такое, какое имелось в первые «революционные» годы. Ныне это коррумпированное, неэффективное, абсолютно недееспособное руководство, которое управлять республиками без прямого контроля со стороны Москвы не может. Короче говоря, все останется, как было. Что было, то и продолжится.

Люди в Донецке и Луганске вышли на улицы, радуясь и надеясь, что теперь все изменится. Вот ничего не изменится, все останется по-старому. Другое дело, что ситуация для Ростова-на-Дону и других приграничных регионов России остается достаточно двусмысленной. Возникает вопрос: а вот нужно ли было устраивать всю эту массовую эвакуацию? Что это было вообще? Это была форма давления на Москву со стороны Донецка-Луганска и тех людей, которые за ними стоят в Москве же, внутри российской элиты? Или же это была незавершившаяся попытка просто выбить большие деньги под проблемы беженцев и потом их разворовать? Это, например, я считаю более чем вероятным.

Соответственно, теперь возникает вопрос: а вот если Россия признала эти республики и гарантировала их безопасность, то нужно ли оставлять беженцев (которые на самом деле больше похожи не на беженцев, а на перемещенных лиц) в приграничных регионах России или все-таки их надо вернуть обратно? А, кстати говоря, кто будет оплачивать это возвращение и кто будет дальше оплачивать их содержание, если они останутся? Каков их статус?

Такое впечатление, что никто этот вопрос не только не решил, но он даже не обдумывался и не ставился. Ощущение такое, что приняли конкретное решение — подписать бумагу о признании, не думая ни о чем больше. И тут даже речь не о том, какое это будет иметь влияние на российско-украинские отношения. Я думаю, что никакого влияния иметь не будет — что было, то и продолжится. Но при этом никто не думал о том, какие можно и нужно выводы сделать в плане текущих и технических моментов. И опять же — есть ощущение, что никто ничего вообще и не собирается решать практически».

Дмитрий Абросимов, кандидат политических наук, доцент ИФиСПН ЮФУ:

Дмитрий Абросимов

«Сейчас произошло признание республик де-юре. Но признание де-факто уже было. Поэтому для Ростовской области, скорее всего, ничего не поменяется, так как мы фактически уже жили с ДНР и ЛНР, а сейчас узакониваем наше взаимодействие с ними.

Обострения проблемы с беженцами ждать не стоит, потому что федеральный центр занял позицию, согласно которой, беженцев должна принимать не только Ростовская область. Уже сейчас поезда с беженцами формируются и уходят за пределы Ростовской области.

Мы все ждали военных действий, но прямых военных действий нет, и надеюсь, что их не будет. Согласно подписанному договору с республиками, Россия имеет право оказывать им помощь и создавать военные базы. Но будет ли официально объявлено о создании баз, пока сказать сложно.

С экономикой все тоже весьма сложно. Сейчас происходит обесценивание рубля. Конечно, это имеет негативные стороны и ведет к росту цен. Но, например, для экспортеров сельскохозяйственной продукции это выгодно. Их норма прибыли формируется из валюты, и чем больше будет стоить доллар, тем больше они заработают. То есть можно говорить и о плюсах, и о минусах.

Экономика ДНР и ЛНР была ориентирована, в основном, на Украину. Их угольная промышленность — на заводы в Криворожье. Структура угольного рынка теперь может поменяться. Но это мало коснется Ростовской области, так как у нас в отрасли угледобычи осталось всего пять работающих шахт. Если в этой сфере экономика ДНР и ЛНР и будет с кем-то конкурировать, то, скорее, с экономикой Кузбасса».

Дмитрий Ремизов

Присылайте свои новости, фото и видео на номер 8 (938) 108-56-10 (Viber, WhatsApp). Звоните, если попали в сложную ситуацию и не получили помощи от чиновников.    

Подпишитесь на нашу группу в Instagram. Наш сайт в соцсетях: ОдноклассникиFacebookВКонтактеTelegram.

Новости на Блoкнoт-Ростов-на-Дону
Ростовская областьДНРЛНРмнение политологов
1
0