Ростов-на-Дону Вторник, 25 июня
Общество, 27.05.2024 08:00

«Хирург режет тело, а я — душу»: московская актриса переехала в Ростов и за два года создала свой независимый театр

Актриса Елена Грасмик переехала из Москвы в Ростов-на-Дону и создала свой независимый камерный театр «ТЕГ». За пару лет театр, родившийся в буквальном смысле слова среди гор строительного мусора, обзавелся репертуаром из десятка спектаклей и своими постоянными зрителями, а Елена так прижилась на Дону, что стала считать себя почти ростовчанкой. Поговорили о том, чем отличается «ТЕГ» от других театров, о сложностях актерской и режиссерской деятельности, а также о страхах и казусах, которые часто происходят на сцене.


У Лены большой опыт съемок

Несколько частных проектов, два театра, съемки в сериалах и кино, преподавание и режиссура — к 29 годам у Елены накопился приличный опыт. Отправившись в 17 лет из Владимирской области в Москву, Лена поступила в филиал Ярославского государственного театрального института, после окончания которого попала в Пермский театр «У Моста», ставший для нее настоящей «школой жизни».

— Сейчас нет распределения, поэтому после окончания вуза пришлось обивать пороги разных театров, проситься на прослушивания, отправлять свои видео-визитки. Так я попала в город Пермь в театр «У Моста». Это легендарный театр, замечательный, но очень сложный. За полгода я сыграла там в 40 спектаклях. Это были совершенно разноплановые роли: большие и маленькие, драматические, комедийные, трагические. Дело было даже не в том, что приходилось учить огромное количество текста, дело было в том, что нужно было быстро перевоплощаться в разных людей, проживать разные образы. Выходных не было совершенно. Если ты был не задействован в спектакле, то был задействован на реквизите. Художественный руководитель мог написать тебе ночью или рано утром, что завтра ты выходишь играть в таком-то спектакле. Условия были тяжелые, мы практически жили в театре, но это было здорово. У нас был очень дружный коллектив, и это стало для меня таким боевым крещением, которое, как мне кажется, должно быть у каждого актера, — вспоминает Елена.



Юрий предложил Лене переехать в Ростов

Набравшись опыта, Лена вернулась в Москву и стала играть в постановках различных театральных проектов. В одном из таких проектов Лена и познакомилась с художником и режиссером Юрием Купавых из Ростова-на-Дону. В это время началась пандемия коронавируса, театральные проекты стали закрываться один за другим, и Юрий предложил уехать из столицы на юг. Лена согласилась.

— Никаких мыслей о том, чтобы делать свой театр, тогда еще не было. Мы просто стали ходить по разным площадкам и предлагать сотрудничество. Но ростовские театры отказывались даже прослушать меня, сколько я ни пыталась. Я пробовала звонить и в Донской театр драмы и комедии в Новочеркасске, и в Таганрогский театр имени Чехова, но там, кажется, вообще не поняли мою просьбу прослушать меня. Я открытый человек, я готова дружить с разными, в том числе альтернативными площадками, но в Ростове оказалось очень закрытое театральное сообщество. Вероятно, своим артистам эти театры доверяют больше и не готовы открываться новому. В какой-то момент я даже в шутку назвала это ростовской «театральной мафией», — смеется Елена.

Альтернатив не было, а без творчества Лена и Юра не могли. И поскольку оба рисуют, то стали искать площадку под художественную мастерскую. Знакомые предложили посмотреть подвал в переулке Островского в здании, где некогда размещались галетно-макаронная фабрика и пивоваренный завод, а сегодня расположилось креативное культурное пространство «Арт-Базар». Но два года назад помещение было засыпано строительным мусором.



На месте сцены лежали груды асфальта

— Тут валялись какие-то ржавые велосипеды, половина подвала была засыпана асфальтом. Это был просто ужас. Но Юра сказал: отлично. И мы заехали сюда. В 2021 году начали ремонт, выносили и вывозили мусор мешками, красили, приводили все в порядок своими силами. Когда мы играли первый спектакль, за кулисами были груды асфальта, который мы не успели еще убрать. Но это было все как-то даже забавно. И главное — было, где работать. Потому что для меня, как для актрисы, очень важно играть, реализовывать свой профессиональный навык, — говорит Елена.

Для первой постановки выбрали пьесу екатеринбургского драматурга Ярославы Пулинович «Наташина мечта». Чтобы не возникло проблем с авторскими правами, Юрий написал автору письмо с просьбой разрешить играть пьесу. Тогда театр представлял собой лишь подобие подмостков.

— На сцене была я и коврик. Света не было, мы просто вкрутили лампочки, и Юра переключал их вручную. Он же написал и музыку. Это было очень тяжелое начало. Мы пригласили всех знакомых, коллег из других театров, творческую интеллигенцию. И после спектакля ко мне подошла актриса из Молодежного театра и сказала, мол, да, это хорошо, после этого хочется творить. И тогда я поняла, что Ростов признал нашу театральную команду, что мы тоже стали театральной единицей города и можем приносить пользу этому городу, творить для этих людей, — говорит Грасмик.



Первой постановкой в Ростове стала "Мечта"

В первый год команда работала даже не в ноль — в убыток. Зато о театре «ТЕГ» узнали и стали говорить. Это придавало уверенности. И все закрутилось. За два года в «ТЕГ» пришли независимые артисты: художник Валерий Матвеев (Кот Собачников), ростовский писатель Сергей Павлов, по пьесе которого поставили спектакль «Автобус», актриса Ольга Бондарева, прослушиваются еще несколько молодых актеров. Появились свои постоянные зрители и поклонники.

— Мы очень хотели сделать нормальную сцену. Посчитали, что это обойдется в 50 тысяч рублей — для нас, маленького театра, сумма неподъемная. Мы долго не решались, но потом все-таки открыли сборы на краудфандинговой платформе. Так и написали — «На Храм искусства». И люди начали переводить нам деньги! Даже мои коллеги из Москвы. А в наш второй Новый год в театре случилось настоящее чудо. На наш праздничный концерт пришел зритель и просто так подарил нам световой пульт и два софита. Это очень недешевое оборудование, и денег на него у нас не было. Мы приспособили удлинитель, сделали несколько переключателей, и во время спектакля Юра вручную всем этим управлял. Когда мы получили профессиональный свет, мы были такие счастливые, что готовы были плясать. Это что-то невероятное — когда люди в тебя верят! — восклицает Елена.

В саму Лену и ее талант первой поверила соседка, педагог театральной студии, которая предложила девочке ходить к ней на занятия. Тогда она вместе с родителями только переехала в Россию из Бишкека. Время было сложное: в семье ждали третьего ребенка, брата Лены, денег ни на что не хватало, приходилось тесниться в одной комнате в общежитии. Лена часто была предоставлена сама себе, водилась с «плохими» компаниями, но вовремя смогла уйти с «улицы»: помогла студия.


Лена и родители

— С раннего детства я очень любила выступать: читала какие-то стишки, пела. Бабушка хотела, чтобы я стала актрисой и все время говорила: «Ох, артистка!». Но я тогда не знала, что это вообще такое. Потом уже, в общежитии, меня заметила педагог театральной студии, спросила, не хочу ли я к ней ходить. Я согласилась и начала заниматься. Мне тогда было лет десять. И я считаю, что мне очень повезло. Дети, подростки были очень жестокими, злыми, развязными, могли прямо на уроке послать учителя на три буквы, начать задирать кого-то. А я тогда даже матных слов не знала, потому что в Бишкеке в школах еще сохранялось уважительное отношение к учителям. Но, конечно, это все не прошло мимо меня. Это было время уличных компаний, первых сигарет, алкоголя. Но занятия в студии меня как-то от всего этого отводили, хотя заниматься там считалось некруто, в меня тыкали пальцем, дразнили. Правда, я даже пыталась своих друзей затащить в студию, но они начинали ходить и бросали. Только я и еще одна девочка единственные из всего города тогда окончили студию. Мы, кстати, стали лучшими подружками, — вспоминает Елена.

Еще занимаясь в студии, Лена твердо решила поступать в театральный. Для этого нужно было сдать ЕГЭ по литературе, а с литературой дела шли не очень. В девятом классе Лена попросила родителей найти ей репетитора.

— Это была учительница литературы с другой школы. На первом занятии она спросила, что я знаю. Я ответила, что в общем-то ничего не знаю, поэтому-то она мне и нужна. Но на это репетиторша заявила, что это невозможно, и я не поступлю ни в какой театральный. Тогда я пришла домой, сказала маме, что не буду больше ходить к репетиторам, купила учебник по литературе, где кратко были изложены основные темы с первого по десятый класс, и села заниматься. Понятно, что за это время непосредственно книг я много не прочла, но ЕГЭ сдала — причем на балл выше проходного. И с первого же раза поступила в театральный, — рассказывает Елена.


На сцене Лена может быть разной

Потом уже, в одном из спектаклей театра «ТЕГ», по той самой пьесе Пулинович «Наташина мечта», о чувствах и переживаниях девочки-подростка Лена обыграет и вспомнит эпизоды из своего детства, школьной и уличной жизни.

— Были сложные моменты, но они стали той копилкой опыта, который сейчас очень помогает. В детстве я была доброй, послушной, получила хорошее воспитание, и если местами позволяла себе, скажем так, какие-то вольности, то это была, скорее, защитная реакция. В классе я, например, гонялась со шваброй за мальчишками, которые меня обижали. Но это, чтоб постоять за себя. И у меня тоже были все эти подростковые истории, которые наверняка близки многим, и в том числе, моей героине из «Мечты». Например, я тоже стояла на подоконнике четвертого этажа и говорила, что сейчас прыгну. Тогда хотелось не прыгнуть, конечно, а чтобы обратили внимание, отговорили, поддержали. Театральная студия уводила в другой мир, но полностью улица и подростковые проблемы меня не обошли стороной, — признается Елена.

Занятия в институте Лена вспоминает с теплотой. Хотя на деле все оказалось не так романтично. Студенты грезили о великих ролях и бегали сниматься в ситкомах, чтобы заработать. Персонажи не давались, тексты не запоминались, а на сцене случались курьезы.

— Помню, однажды режиссер раздала роли, и стала к каждому подходить и объяснять характер персонажа. И я все ждала, что она подойдет и ко мне. Ждала-ждала, но этого так и не произошло, а репетиция кончилась. И я неожиданно для себя стала рыдать: всем все объяснили, а мне не сказали ничего, и я абсолютно ничего не понимаю. Тогда режиссер еще сказала: «Ты первая, кто разрыдался у меня в первый же день». Но и дальше мне из репетиции в репетицию толком ничего не объясняли. Потом я сама поняла свою героиню. Благодаря таким урокам теперь я умею работать самостоятельно. Еще помню, приходилось много импровизировать. Тогда я уже участвовала в разных московских проектах. Вот ты в образе, а мимо тебя огромная крыса по сцене бежит — они вылазили из подвала. Крыса бежит, а у тебя роль, тебе нельзя отвлекаться, надо продолжать. Ну и берешь себя в руки и продолжаешь. А еще однажды у меня на сцену не вышел мой партнер. Он пошел покурить в перерыве и не уследил за временем. Мне потом рассказывали, что когда он посмотрел на часы, было уже поздно, и он вообще решил не приходить: мол, все равно ж опоздал. А у нас парный танец был. Ну что ж, пришлось станцевать самой, — смеется Елена.

На выпускной студенты театрального готовили капустник. Про каждого создавали отдельные номера. Для Лены — тогда еще в шутку — собирали деньги на «Храм Грасмик» — свой театр.


Лена реализовала свою мечту в Ростове

— Тогда, конечно, у меня даже мысли никакой не было о том, что у меня когда-нибудь будет свой театр. Сейчас вспоминаю и думаю: это судьба! — говорит Елена.

Сейчас Елена не только руководит своим театром и играет в спектаклях, но и преподает актерское мастерство в студии «Ирбис» для детей от 6 до 17 лет. Всего у нее около 100 учеников. Лена уверена, что в Ростове много талантливых ребят. Но чтобы всерьез идти в артисты, одного таланта достаточно не всегда.

— Нужно слушать себя и пытаться понять: твое это или не твое. Мы делимся со зрителем опытом, говорим о каких-то чувствительных вещах, и очень важно не выходить на сцену пустым. Бывает, человек отучился, но у него нет никакой энергии и сил что-то давать, и он играет на одной технике. Конечно, это возможно. Но нужно быть честным перед собой и все-таки не терять запал. Вдохновение не рождается по праздникам, оно появляется в процессе. Я часто играла, когда мне было очень плохо, когда у меня что-то болело. Но я понимала, что спектакль не отменить. Когда видишь пустого, равнодушного артиста, хочется спросить: «Ты уверен, что тебе это надо, может, ты занимаешь чье-то место?» Знаете, мы же как хирурги, только они режут тело, а мы — души. И если неаккуратно или невовремя сделать надрез, то можно очень и очень сильно навредить, — говорит Елена.

В этом, по ее мнению, и есть смысл театра.

— Обожаю смотреть на зрителей после наших спектаклей. Один из моих преподавателей говорил, что если хоть одному зрителю после постановки хочется позвонить своим родителям или близким, значит, уже все было не зря. Ты сопереживаешь героям, проживаешь ситуации, прочувствуешь эмоции, видишь персонажей, ставишь себя на их место, и выходишь наполненным. Помню, однажды две девушки, выходя с нашего спектакля, сказали: «Так и к психологу можно не ходить». Это для меня главная ценность, — говорит Елена.

За несколько лет жизни в Ростове-на-Дону Лена стала чувствовать себя уже почти настоящей ростовчанкой. Слова «тютина», «кулек» и «синенькие» прочно вошли в обиход, вареники с сюрпризами стали обязательным блюдом на Старый Новый год, а театр «ТЕГ» — неотъемлемой частью театральной жизни города.



Лена на только играет, но и учит детей

— Недавно в одном из городских сообществ в соцсети я увидела себя и свой театр в подборке «Кто развивает театральную деятельность в Ростове-на-Дону». О, как мне было приятно! Мне очень нравится Ростов. Я чувствую себя здесь на своем месте. Поэтому, конечно, мне хочется вносить свой вклад в жизнь города. Иногда я думаю: «Ну почему так все медленно, почему у нас так мало ресурсов». Но потом понимаю, что нам всего лишь два года, и за эти два года мы прошли огромный путь — от захламленного подвала до полноценного театра. И у нас уже есть наши постоянные зрители, которые приходят на спектакли по нескольку раз. Раз люди идут, значит, им нравится, значит, в этом есть потребность. В Ростове много театров, но не думаю, что здесь есть конкуренция, наоборот, все театры разные, и зритель может ходить и туда, и туда. В Москве театральные коллаборации — частая история, и мы тоже открыты всему новому, открыты сотрудничеству и с удовольствием готовы со всеми знакомиться и делать общее дело. Я считаю, глупо отгораживаться и тянуть одеяло на себя. Если ты занимаешься творчеством, неси людям творчество, а не ревность и раздоры, — уверена Елена.

Виктория Сапунова

Наш сайт в соцсетях: ОдноклассникиВКонтактеTelegram

Новости на Блoкнoт-Ростов-на-Дону
РостовЕлена Грасмиктеатргородкультура
0
0