Ростов-на-Дону Вторник, 20 Августа
Общество, 23.04.2019 07:49

В Ростовской области отец отобрал ребенка у матери и отправил жить на базу для рыбаков

Семейная драма разворачивается при полном равнодушии школы, органов опеки и правоохранительных органов.

Десятилетнюю жительницу хутора Рогожкин Наташу К. отец увез из родного дома и поселил на базе отдыха для охотников и рыболовов в Веселовском районе, куда приезжает время от времени. Девочка живет под присмотром сторожа и нанятой прислуги, а ее родители тем временем выясняют отношения в судах. 


Девочка общее.jpg
Наташа редко видится с матерью и бабушкой.

Судов два: один — в Азове, там разбираются, с кем же следует оставить ребенка. Второй — в Веселовском районе — рассматривает уголовное дело в отношении матери девочки — Татьяны Короленко: бывший сожитель обвинил её в умышленном повреждении имущества, когда женщина попыталась прорваться на турбазу и силой забрать девочку. Стычка с «бывшим» закончилась потасовкой, разбитым телевизором и заявлением в полицию. Женщине грозит реальное лишение свободы.

О Татьяне Короленко «Блокнот- Ростов» писал в прошлом месяце. Это её 10 июля 2018 года сотрудники Центра реабилитации наркоманов и алкоголиков насильно увезли из дома и продержали в частной клинике 20 дней. Несмотря на то, то женщина не давала своего согласия на госпитализацию, азовские сотрудники следственного комитета не нашли в случившемся признаков преступления и отказали Татьяне в возбуждении уголовного по факту похищения и незаконного проникновения в жилище. Примечательно, что после публикации в «Блокноте», прокуратура Ростовской области постановление следователей отменила и потребовала более внимательно изучить обстоятельства случившегося. 


вид базы.jpg

База для охотников и рыболовов в Веселовском районе, где сейчас живёт дочь Татьяны

Об отце своей дочери, который сейчас пытается через суд оставить девочку жить на турбазе, женщина говорит либо плохо, либо ничего.

— Мы не были женаты, у него есть семья. Мы познакомились, когда я пришла работать в его ресторан на Левом берегу. Отношения длились много лет. Ребенок был желанный, Валерий Анатольевич признал отцовство, помогал нам, мы ни в чем не нуждались. Но девочку воспитывала я с матерью, он  появлялся иногда. После 2015 года у него начались финансовые проблемы, мы начали часто ругаться. Я приняла решение продать дом и уехать в Москву. После этого отношения испортились окончательно,  — объясняет Татьяна Короленко.

Она считает, что бывший любовник, используя связи и деньги, пытается надавить на нее через ребенка и отнять часть их имущества — большой дом и участок в х. Рогожкино. 

Валерий Бессмертный под запись общаться с журналистами «Блокнота» отказывается, угрожая судом за вмешательство в личную жизнь. На суде, который он затеял по определению места жительства ребенка,  он настаивает, что мать девочки злоупотребляет алкоголем, а ее нервные срывы несут угрозу не только психическому здоровью дочери. Медицинских подтверждений этому нет. Бессмертный признался, что заплатил частному наркологическому центру 60 тысяч рублей за то, чтобы женщину насильно госпитализировали после одной из семейных ссор. После чего забрал  дочку и увез в другой район. Там девочка живёт до сих пор: в нескольких километров от поселка, в одном из домиков на берегу реки, под присмотром собак, сторожа и «папиной помощницы».

bessmertnykh.jpg

На суде Валерий Бессмертный признал, что поселил ребенка в помещение, которое официально жилым не является.

Позже он сам поменял прописку с ростовской на веселовскую и  изменил статус одного из «домиков» — гостиничный номер официально стал жилым помещением. При этом отец и не скрывает, что всё это время продолжает жить со своей семьей в Ростове. В исковом заявлении был озвучен адрес — по нему в Первомайском районе города находится огромный особняк. Почему, «спасая» ребенка от плохой матери, он не перевез девочку к себе, а поселил в степи, мужчина отвечать отказывается. 

Дом Бессмертного.jpg
Дом, в котором раньше был прописан Валерий Бессмертный

Татьяна несколько раз пыталась забрать девочку домой из школы, но не получилось: туда нагрянула полиция и, по словам Татьяны, посоветовала ей больше в Весёлый не соваться. Хотя педагоги подтвердили, что вела себя женщина нормально и кто вызвал полицию, они не знают.

За помощью отчаявшаяся женщина обратилась в общественную правозащитную организацию «Быть услышанным». Юристы-волонтеры с лета прошлого года пытаются обратить внимание правоохранителей на то, что женщину, которая сама вырастила девочку и является социально благополучной, сначала попытались незаконно лишить свободы, потом — отняли ребенка. Каждая ее поездка в Весёлый заканчивается неприятностями: сначала уголовное дело за «погром» турбазы, потом — потеряла телефон. Ну как «потеряла»...

— После того, как он меня спровоцировал, устроил потасовку и возбудил уголовное дело, я приехала на турбазу и пыталась весь наш разговор снять на телефон. Чтобы было понятно, что я — не дебошир, а нормальная женщина, у которой отняли единственного ребенка .Бессмертный просто выхватил у меня телефон и выбросил в реку .Я тоже написала заявление на него, но местная полиция в разбирательстве отказала,  — рассказывает женщина.

веселый виды.jpg

Посёлок Весёлый расположен в 100 км от Ростова.

На очередное «свидание» с девочкой Татьяна приехала в сопровождении правозащитников и журналиста. Увидев ее в вестибюле, вахтер немедленно докладывает начальству, и вскоре классный руководитель приводит девочку. Наташа радостно бросается к матери и бабушке, они долго обнимаются. Женщины плачут, Наташа из-под их рук внимательно рассматривает незнакомых людей сухими глазами .

Беседовать с дочкой Татьяне позволяют только под присмотром педагога: классный руководитель 4"б" на два часа оставляет класс,  чтобы контролировать процесс общения.

На вопрос о ребенке Татьяна Владимировна отделывается общими фразами: «нормальная девочка», «пропусков не много», «прогресс есть», «да, все в курсе этой ситуации», «это не наше дело» .

— Вы считаете, что это нормально: ребенок живет на турбазе под присмотром чужих людей, при том, что ее мать не лишена родительских прав? — спрашиваю учительницу.

— Я считаю, что родителям надо сесть и договориться, из-за их разногласий ребенок страдает . Но вмешиваться в эту ситуацию мы не можем. Девочка ухожена, болеет не больше других, одета чисто, ни на что не жалуется — мы никаких проблем не видим,  — говорит Татьяна Кобыляцкая.

Татьяна с девочкой и классруком.jpg

Все время общения учитель не отходит от девочки ни на минуту

Попытка поговорить с ребенком наедине — без родителей и учителей, о чем Наташа попросила сама, заканчивается неожиданно: в комнату, куда мы уходим с девочкой, врывается директор школы Галина Евдокимова.

— Наташа, ты хочешь говорить с этой тётей ?! — орёт она, выволакивая девочку из комнаты и не слушая ее ответов.

А после начинает отчитывать мать.

— Зачем вы тратите своё время на то, чтобы девочка общалась с этими людьми ? — кричит педагог .— Зачем вы их привезли?! Я не позволю разговаривать с ребенком наедине!

Все попытки объяснить, что Татьяна — законная мать девочки и не обязана спрашивать разрешение на общение с дочерью, и может разрешать ей общаться с тем, с кем считает нужным, заканчиваются еще более громкими криками.

Педагоги явно не рады визиту общественников. У себя в кабинете Галина Федоровна успокаивается и пытается держаться в рамках педагогических приличий.

— Информация о ситуации, в которой оказалась девочка, у нас есть. Мы посещали ее дом не единожды, — бодро начинает она .

— Какой дом? В Рогожкино ?— уточняем по ходу дискуссии .

— Зачем мне Азовский район ? Я говорю о нашем районе ! Если вы читали закон об образовании, то знаете, что любой из родителей может привести ребенка в школу, и я обязана ее принять. Ее привел отец. Да, мы знаем, где девочка живет. И были там не раз, — говорит Галина Евдокимова. — Поверьте: у нее прекрасные условия, многие дети живут значительно хуже. Этим занимается опека. Мы проверяли, все ли есть у девочки: еда, канцтовары, одежда, постельное белье. Ребенок чистый, опрятный. Она очень изменилась по сравнению с сентябрем. Раньше отставала по программе, сейчас она совершенно иная. Может, возраст, может, папино влияние ..

опека.jpg
В органах опеки тоже считают ситуацию нормальной.

В опеке разговор тоже не ушел дальше проверки холодильника. Хотя удалось выяснить статус «попечительницы» Наташи, которая возит ребенка в школу и присматривает за ней, пока отца на турбазе нет.

— Это не турбаза, с января месяца это строение переведено в жилой фонд,  —  уточнила ведущий специалист опеки и попечительства отдела образования Веселовского района Анастасия Коваленко. — У ребенка есть отдельная комната, папа со своей сожительницей живут в другой комнате. У ребенка все есть. Какие могут быть к нам вопросы?

Председатель правозащитной организации «Быть услышанным» Павел Сагайда удивляется такому поведению чиновников.

— Непонятно, почему органы опеки не реагируют на наши сигналы. Словно от того, что формально у здания изменился статус, он стал полноценным домом: с заботливыми родителями и семейным очагом. Сейчас в суде решается вопрос об определении места жительства девочки, и суд полностью полагается на выводы опеки. Формально все так и есть: еда, тепло, карандаши — и хорошо. А то, что девочка зиму провела в месте общего пользования — никого не волнует, - рассказывает он. - Девочку вызывали в суд и назначили психолого-педагогическую экспертизу, мы ждем ее выводов. Но саму ситуацию, когда у женщины фактически без суда и следствия забрали ребенка, поселили в месте общего пользования и никому до этого дела нет, считаем возмутительной. Такое впечатление, что в Веселовском районе все надзорные органы ослепли и оглохли.

Татьяна с показывает фотографии детской комнаты в своем доме в Рогожкино, которая пустует с лета прошлого года.

Детская комната1.jpg
Детская Наташи в х. Рогожкино скоро год как пустует. Вместо этого девочка живет на турбазе

На территорию турбазы мать с правозащитниками приезжают на полицейском «уазике»: пока шел разговор в отделе опеки, кто-то аккуратно проткнул два правых колеса татьяниной машины. Пришлось потратить несколько часов на объяснения с участковым. Пока шиномонтажники латали дыры, полицейские согласились свозить женщину на турбазу — еще раз попытаться поговорить с девочкой и ее отцом. Но хмурый сторож объясняет, что на базе никого нет. 

Над камышами весело снуют утки, ветер гонит по степи радостный запах весенних трав.

не пускают на территорию.jpg
Татьяна не может встретиться с 10-летней дочкой, живущей на базе для охотников и рыболовов

— Я не знаю, что мне делать, — плачет Татьяна. —  Она - вся моя жизнь. Но она сейчас даже не может со мной нормально общаться, он настраивает ребенка против меня, говорит всякие гадости. Еще год,  и я стану для нее чужим человеком.

Присылайте свои новости, фото и видео на номер +7 (938) 107-87-80 (Viber, WhatsApp). Звоните, если попали в сложную ситуацию и не получили помощи от чиновников.   

Подпишитесь на нашу группу в Instagram. Наш сайт в соцсетях: ОдноклассникиFacebookВКонтактеTelegram

Новости на Блoкнoт-Ростов-на-Дону
  Тема: Острые ситуации в Ростове-на-Дону  
РостовдевочкаопекаАзов
2
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое