Ростов-на-Дону Понедельник, 18 Декабря
Телефоны рекламного отдела:8 (863) 27-000-35, 8 (863) 29-99-565

Информационный портал «Блокнот Ростова-на-Дону» – это не только самые свежие и интересные новости города, но и своеобразный справочник Ростова-на-Дону, который помогает найти нужный товар и услугу или партнеров по бизнесу.

Наш портал работает ежедневно и круглосуточно. Здесь вы можете узнать о самых интересных событиях в жизни города, а также активно участвовать в обсуждении прочитанного.

Хотите быть в курсе всего? Начинайте свой день с нашим сайтом.

Юристы агентства «СРВ» помогли Группе компаний «ДримКар» вернуть в конкурсную массу два автосалона «BMW»

Общество, 19.10.2016 09:55
Юристы агентства «СРВ» помогли Группе компаний «ДримКар» вернуть в конкурсную массу два автосалона «BMW»
В предыдущем выпуске Вестника хозяйственного правосудия Южного и Северо­Кавказского федеральных округов была рассмотрена проблемная ситуация, с которой сталкиваются конкурсные кредиторы, обусловленная тем, что в преддверии банкротства должники избавляются от своего имущества за счет которого возможно частичное погашение долгов перед кредиторами.


Довольно часто это происходит с целью причинить вред правам кредиторов, при этом не всегда правовые позиции судебных инстанций различных уровней совпадают и довольно часто суды принимают противоположные по содержанию, не всегда соответствующие «букве закона» судебные акты.

С подобной ситуацией столкнулись специалисты Юридического агентства «СРВ» в деле о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью «Автосервисная компания «Локо Моторс КМВ», являющейся одной из компаний, входящих в Группу компаний «ДримКар», в собственности которой находился автосалон BMW, расположенный на федеральной трассе возле города Минеральные Воды ­ автоцентр по продаже и техническому обслуживанию автомобилей, площадью 3019,90 кв.м., по адресу: Ставропольский край,Минераловодский район, хутор Красный Пахарь, улица Автомобильная, 25.

Межрайонная ИФНС России № 9 по Ставропольскому краю обратилась в суд с заявлением о признании общества с ограниченной ответственностью «Автосервисная компания «Локо Моторс КМВ» несостоятельным (банкротом).
Решением Арбитражного суда Ставропольского края от 12.10.2015 г. по делу № А63­12988/2014 общество с ограниченной ответственностью «Автосервисная компания «Локо Моторс КМВ» признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство. Судом был утвержден конкурсный управляющий, являющийся членом Ассоциации «Межрегиональная саморегулируемая организация арбитражных управляющих».
В соответствии с п.2 ст.129 ФЗ­127 «О несостоятельности (банкротстве)» конкурсный управляющий обязан принять меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц.
В соответствии со ст. 61.1 Федерального закона от 26.10.2002г. № 127­ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в данном Федеральном законе.

09.04.2014 г. между ООО АСК «Локо МоторсКМВ» и ООО «Торговый комплекс «Южный» был заключен договор купли­продажи недвижимого имущества, а именно:
­ Автоцентр по продаже и техническому обслуживанию автомобилей, назначение ­нежилое здание, литер Г, инвентарный номер 1922/7, площадью 3019,90кв.м., кадастровый номер 26:23:040702:0011:1922/7/193:1000/Г, адрес: Ставропольский край, Минераловодский район, хутор Красный Пахарь, улица Автомобильная,25.
­ Земельный участок, назначение – земли населенных пунктов под строительство автоцентра по продаже и техническому обслуживанию автомобилей, площадью 10437,00 кв.м., кадастровый номер 26:24:040702:0011, адрес: Ставропольский край, Минераловодский район, хутор Красный Пахарь, улица Автомобильная,25.
Согласно акта приема­передачи от 10.04.2014г. принадлежащее Должнику имущество было передано ООО «ТК «Южный».

Стоимость по договору составила 187 900 000 рублей. Денежные средства за проданное имущество на расчетный счет ООО АСК «Локо МоторсКМВ» не поступали.
Согласно выписки из ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним право собственности зарегистрировано за ООО «ТК «Южный» 15.05.2014 г. .
В результате совершения указанной сделки был причинен имущественный вред правам кредиторов, на момент совершения сделки должник отвечал признакам неплатежеспособности или недостаточности имущества. Реализовав вышеуказанные объекты недвижимости, должник утратил основной актив, необходимый для осуществления деятельности, тем самым лишив себя возможности вести дальнейшую деятельность.
В связи с этим конкурсный управляющий обратился в Арбитражный суд Ставропольского края в рамках дела о банкротстве с заявлением о признании недействительным договора купли­продажи недвижимого имущества от 09.04.2014 г. , заключенного между ООО «АСК «Локо Моторс КМВ» и ООО «Торговый комплекс «Южный», и применении последствий недействительности сделки.
При этом рассматриваемая ситуация регулируется специальным законом, нормы которого в данной части вполне определенно характеризуют такую сделку как недействительную.


В соответствии с п. 2 ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127­ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).
Исходя из разъяснений, данных в п. 5­7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности следующих обстоятельств:
сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;
другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

Согласно абз. 2 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если соблюдены одновременно два условия:
а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества;
б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абз. 3­5 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.


В частности, в соответствии с абз. 3 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве одним из таких условий может явиться то обстоятельство, что стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации ­ десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок.
Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества, а стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника.
Согласно оборотно­сальдовой ведомости за май 2014 года задолженность должника перед кредиторами и обязанностей по уплате обязательных платежей составляла 196 203 800 рублей. Денежные средства на расчетном счете должника отсутствовали. Стоимость имущества (активов) должника по данным бухгалтерского баланса на 31.12.2014 г. составляла 106 362 000 рублей.
Таким образом, размер денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей ООО «АСК Локо МоторсКМВ» превысил стоимость имущества (активов) должника.

В результате совершения сделки – договора купли­продажи недвижимого имущества от 09.04.2014 г. ­ был причинен вред имущественным правам кредиторов, так как уменьшился размер имущества должника, за счёт стоимости которого кредиторы должника могли бы получить удовлетворение своих требований, и по сути был отчужден основной актив, задействованный в хозяйственной деятельности.

Согласно данным бухгалтерского баланса ООО «АСК Локо МоторсКМВ» на 31.12.2013 г. активы должника составляли 289 292 000 рублей, балансовая стоимость проданного имущества составляет 103 570 108,05 руб., что составляет 35,80% балансовой стоимости активов должника, т.е. более двадцати процентов балансовой стоимости активов должника.

Другая сторона сделки знала и должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.
01.09.2011 г. ООО ТК «Южный» предоставило ООО «АСК «Локо МоторсКМВ» денежные средства в сумме 207 534 365,70 рублей по договору займа № 3ЛМКМВ6. Согласно графика погашения платежей основной долг и проценты должны были поступать на расчетный счет ежемесячно.
В связи с отсутствием денежных средств у ООО «АСК «Локо МоторсКМВ» согласно карточки по счету 67.03 за январь2013 ­ декабрь 2013г. основной долг, проценты по договору займа, а также пени перечисляли сторонние организации. Последний платеж был произведен за ООО «АСК «Локо МоторсКМВ» 31.10.2013г., т.е на момент совершения сделки 09.04.2014г. имелась просроченная задолженность перед ООО ТК «Южный» по договору займа № 3ЛМКМВ6. Следует отметить ,что ООО ТК «Южный» заключая договор займа с ООО «АСК «Локо МоторсКМВ» знало о неплатежеспособности ООО «АСК «Локо МоторсКМВ» так как погасило задолженность по основному долгу, просроченным процентам, неустойки по кредитным договорам № 097000038от 28.03.2007г, № 039000215 от 24.07.2009г. на общую сумму 207 534 365,70 руб.

На момент совершения сделки между ООО ТК «Южный» и ООО «АСК «Локо МоторсКМВ» было подписано соглашение о взаимозачете из которого следует, что в результате передачи следующего имущества:
­ Автоцентр по продаже и техническому обслуживанию автомобилей, назначение ­нежилое здание площадью 3019,90кв.м., кадастровый номер 26:23:040702:0011:1922/7/193:1000/Г, адрес: Ставропольский край, Минераловодский район, хутор Красный Пахарь, улица Автомобильная,25.
­ Земельный участок, назначение – земли населенных пунктов под строительство автоцентра по продаже и техническому обслуживанию автомобилей, площадью 10437,00 кв.м., кадастровый номер 26:24:040702:0011, адрес: Ставропольский край, Минераловодский район, хутор Красный Пахарь, улица Автомобильная,25.
прекращены обязательства по договору займа № 3ЛМКМВ6.
Подписание данного соглашения указывает на то, что денежные средства у ООО «АСК «Локо МоторсКМВ» отсутствовали.
В соответствии с п. 1,2 ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре, возместить его стоимость в деньгах – если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Положениями ст.61.6 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрено, что все, что было передано должником по сделке, признанной недействительной, подлежит возврату в конкурсную массу.
Основываясь на вышеуказанных нормах права Арбитражный суда Ставропольского края определением от 30.12.2015 г. признал недействительным договор купли­продажи недвижимого имущества от 09.04.2014 г. , заключенный между ООО Автосервисная компания «Локо Моторс КМВ» и ООО «ТК «Южный»; применил последствия недействительности указанной сделки в виде возврата ООО «ТК «Южный» в конкурсную массу должника автоцентра по продаже и техническому обслуживанию автомобилей, нежилое здание площадью 3019,90 кв.м., кадастровый номер26:23:040702:0011:1922/7/193:1000/Г, по адресу: Ставропольский край, Минераловодский район, хутор Красный Пахарь, улица Автомобильная, 25; а также земельного участка, из земель населенных пунктов строительство автоцентра по продаже и техническому обслуживанию автомобилей, площадью 10437,00 кв.м., кадастровый номер 26:24:04O702 по адресу: Ставропольский край, Минераловодский район, хутор Красный Пахарь, улица Автомобильная, 25; восстановил задолженность ООО Автосервисная компания «Локо Моторс КМВ» перед ООО «ТК «Южный» на сумму 182 900 000 руб.
Не согласившись с вышеуказанным определением ООО «ТК «Южный» обратилось в Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой на данное определение.

Для юристов, часто сталкивающихся с апелляционной инстанцией в Ессентуках не секрет, что при пересмотре судебных актов в апелляционной инстанции позиция судебной коллегии может быть противоположной первой инстанции и не всегда совпадает с правовой позицией вышестоящих инстанций, что и произошло в рассматриваемом деле.

Суд апелляционной инстанции, дав правовую оценку доводам лиц, участвующих в деле, пришел к выводу о том, что спорная сделка не может быть признана недействительной на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о несостоятельности (банкротстве). На взгляд суда апелляционной инстанции конкурсным управляющим не было доказано, что сделка купли ­ продажи совершалась с целью причинить вред имущественным правам кредиторов. Вывод суда первой инстанции о том, что должник отвечал признакам недостаточности имущества, а покупатель не проявил должную осмотрительность, был признан судом апелляционной инстанции ошибочным. Поскольку при принятии определения от 30.12.2015 г. суд первой инстанции пришел к выводам, не соответствующим установленным по делу обстоятельствам, обжалованный судебный акт подлежит отмене на основании пункта 3 части 1 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, с принятием нового судебного акта.

Основываясь на данных суждениях, Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд своим постановлением от 13.04.2016 г. отменил определение Арбитражного суда Ставропольского края от 30.12.2015 г. по делу № А63­12988/2014, принял по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявления конкурсного управляющего ООО Автосервисная компания «Локо Моторс КМВ» о признании недействительным договора купли­продажи недвижимого имущества от 09.04.2014 г. , заключенного между ООО Автосервисная компания «Локо Моторс КМВ» и ООО «ТК «Южный».

Не согласившись с вынесенным постановлением, Управление Федеральной налоговой службы по Ставропольскому краю и конкурсный управляющий должника обжаловали его в кассационном порядке в Арбитражный суд Северо­Кавказского округа.

22 июня 2016 года судом кассационной инстанции было вынесено постановление, которым определение Арбитражного суда Ставропольского края было признано обоснованным, а постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда ­ отменено.
При этом Арбитражный суд Северо­Кавказского округа обратил внимание, что вывод суда первой инстанции о наличии у должника на момент заключения сделки признаков неплатежеспособности и недостаточности имущества в ходе судебного разбирательства документально опровергнут не был. Исходя из указанных обстоятельств, вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии у должника на дату заключения сделки признаков неплатежеспособности и недостаточности имущества противоречит материалам дела и установленным по делу судом первой инстанции обстоятельствам.


Кроме того, как указано в постановлении Арбитражного суда Северо­Кавказского округа от 22.06.2016 г. , апелляционный суд не учел, что суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для признания сделки недействительной по пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве; кроме того, балансовая стоимость имущества составляет 35,73% от балансовой стоимости активов должника. При таких обстоятельствах у апелляционного суда отсутствовали основания для признания сделки по продаже предмета залога залогодержателю с условием об оплате путем зачета заемных обязательства должника и обязательства общества по этому же договору купли­продажи совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что заключение договора перевода долга от 09.04.2014 г. преследовало цель довести задолженность должника до требуемого размера для исключения обязанности общества по внесению денежных средств по договору купли­продажи. Суд первой инстанции обоснованно указал, что при наличии кредиторской задолженности принятие на себя долгов иной организации перед покупателем имущества для должника являлось экономически нецелесообразным, преследующим цель не допустить поступление денежных средств на расчетный счет должника и проведение расчетов с иными кредиторами.

В нарушение статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса РФ суд апелляционной инстанции указанные выводы суда первой инстанции не опроверг.
Таким образом, постановлением Арбитражного суда Северо­Кавказского округа от 22.06.2016 года по делу № А63­12988/2014 и постановлением от 13.05.2016 по делу № А63­4187/2014 признана недействительной сделка, совершенная по заниженной стоимости в нарушение закона, дочерним организациям Группы компаний «ДримКар» было возвращено 2 автосалона «BMW» в конкурсную массу, не было допущено причинения ущерба интересам кредиторов.
                                                                                                                                   Начальник юридического отделаб
                                                                                                                                                                         ООО «СРВ»
                                                                                                                                                                  М.В. Золотарев
 



АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО­КАВКАЗСКОГО ОКРУГА
Именем Российской Федерации
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
арбитражного суда кассационной инстанции
г. Краснодар
22 июня 2016 года Дело № А63­12988/2014


Резолютивная часть постановления объявлена 21 июня 2016 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 22 июня 2016 года.
Арбитражный суд Северо­Кавказского округа в составе председательствующего Калашниковой М.Г., судей Андреевой Е.В. и Денека И.М., при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Бочкаревым С.В., при участии в судебном заседании, проводимом с использованием системы видеоконференц­связи с Арбитражным судом Ставропольского края, от конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью «АСК «Локо Моторс КМВ»» (ИНН 2627020793, ОГРН 1052600742040) ­ Луговенко О.И. ­ Клушина С.В., (доверенность от 06.04.2016), Жиденко А.А. (доверенность от 06.04.2016), от Управления Федеральной налоговой службы по Ставропольскому краю (ИНН 2635329994, ОГРН 1042600329991) ­ Дорожняк С.В. (доверенность от 16.06.2016), от общества с ограниченной ответственностью «Торговый комплекс «Южный»» (ИНН 2635087689, ОГРН 1062635066999) ­ Гордогожева Б.А. (доверенность от 21.12.2105), Смерчева Г.П. (доверенность от 20.05.2016), в отсутствие иных участвующих в деле о банкротстве лиц, извещенных о времени и месте судебного заседания, в том числе путем размещения информации на официальном сайте суда в сети Интернет рассмотрев кассационные жалобы Управления Федеральной налоговой службы по Ставропольскому краю и конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью «АСК «Локо Моторс КМВ»» на постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.04.2016 по делу № А63­12988/2014 (судьи Луговая Ю.Б., Егорченко И.Н., Сулейманов З.М.), установил следующее.
В рамках дела о банкротстве ООО «АСК «Локо Моторс КМВ»» (далее ­ должник) конкурсный управляющий должника обратился с заявлением о признании недействительным договора купли­продажи недвижимого имущества от 09.04.2014, заключенного должником и ООО «Торговый комплекс «Южный» (далее ­ общество), и применении последствий недействительности сделки.
Определением суда от 30.12.2015 заявленные требования удовлетворены.
Постановлением апелляционного суда от 13.04.2016 определение от 30.12.2015 отменено, в удовлетворении заявления отказано.
В кассационных жалобах Управление Федеральной налоговой службы по Ставропольскому краю (далее ­ уполномоченный орган) и конкурсный управляющий должника просят отменить постановление и оставить в силе определение, ссылаясь на то оспариваемая сделка является недействительной, поскольку совершена в течение девяти месяцев до принятия заявления о признании должника банкротом; на момент заключения договора должник обладал признаками неплатежеспособности и недостаточности имущества; сделка совершена в ущерб кредиторам.
В отзыве общество просит постановление оставить без изменения.
В судебном заседании представители конкурсного управляющего должника, уполномоченного органа и общества повторили доводы, изложенные в жалобе и отзыве.
Изучив материалы дела, Арбитражный суд Северо­Кавказского округа считает, что кассационные жалобы подлежат удовлетворению.
Как видно из материалов дела, 24.11.2014 уполномоченный орган обратился с заявлением о признании должника банкротом; определением от 26.03.2015 в отношении должника введена процедура наблюдения; решением от 19.10.2015 должник признан банкротом.
Конкурсный управляющий обратился с заявлением о признании недействительным договора купли­продажи от 09.04.2014 и применении последствий его недействительности.

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Для признания сделки недействительной по основанию, указанному в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, лицу, требующему признания сделки недействительной, необходимо доказать, а суд должен установить следующие объективные факторы: сделка должна быть заключена в течение года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления (данный срок является периодом подозрения, который устанавливается с целью обеспечения стабильности гражданского оборота) и неравноценное встречное исполнение обязательств. Неравноценным встречным исполнением обязательств признается, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

В силу пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии одного из следующих условий: стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации ­ десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок; должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской и (или) иной отчетности или учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы; после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.

Согласно пункту 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»» (далее ­ постановление № 63), при определении соотношения пунктов 1 и 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве судам надлежит исходить из следующего. Если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

Как установили суды и не оспаривают участвующие в деле лица, АО «Сбербанк России» (далее ­ банк) и должник (заемщик) заключили договор от 28.03.2007 об открытии кредитной линии с лимитом 130 млн рублей на срок до 20.03.2014.

 В обеспечение исполнения обязательств по данному договору банк и должник заключили договор об ипотеке от 28.03.2007, согласно которому предметом залога являлось нежилое здание ­ объект незавершенного строительства (40% готовности), литера Г, и право аренды земельного участка площадью 1 тыс. кв. м.
Банк и должник заключили договор от 24.07.2009 об открытии кредитной линии с лимитом в сумме 70 млн рублей.
По договору уступки прав (требований) от 27.10.2010 банк уступил обществу права (требования) к должнику, вытекающие из кредитных договоров и договора ипотеки.

Общество (займодавец) и должник подписали договор процентного займа от 01.09.2011, в котором указали, что в соответствии со статьей 414 Гражданского кодекса Российской Федерации и на основании соглашения о прекращении обязательств новацией от 01.09.2011 прекратили обязательства заемщика по договорам кредитным договорам на сумму 207 534 365 рублей 70 копеек путем их замены новым обязательством в виде займа (новация). В пункте 2.4 договора процентного займа стороны согласовали график возврата основного долга: с 10.01.2012 по 10.12.2015 ежемесячно равными суммами по 4 323 632 рубля 62 копейки.
Должник (залогодатель) и общество (залогодержатель) заключили договор об ипотеке от 01.09.202601.09.2011 в обеспечение исполнения обязательств должника перед обществом по договору процентного займа от 01.09.2011, а также в обеспечение исполнения обязательств третьих лиц перед обществом. Предметом залога является здание автоцентра по продаже и техническому обслуживанию автомобилей, назначение ­ нежилое здание, литера Г, инвентарный номер 1922/7, площадью 3 019,90 кв. м., кадастровый номер 26:23:040702:0011:1922/7/193:1000/Г, земельный участок, назначение земли населенных пунктов под строительство автоцентра по продаже и техническому обслуживанию автомобилей, площадью 10 437,00 кв. м., кадастровый номер 26:24:040702:0011, расположенные по адресу: Ставропольский край, Минераловодский район, хутор Красный Пахарь, улица Автомобильная, 25. В силу пункта 6.2 договора об ипотеке обращение взыскания и реализация предмета залога производится в порядке, предусмотренном законодательством российской Федерации.

Должник (продавец) и общество (покупатель) заключили договор от 09.04.2014 купли­продажи недвижимого имущества: автоцентра по продаже и техническому обслуживанию автомобилей, назначение ­ нежилое здание, литера Г, инвентарный номер 1922/7, площадью 3 019,90 кв. м., кадастровый номер 26:23:040702:0011:1922/7/193: 1000/Г, земельного участка, назначение ­ земли населенных пунктов под строительство автоцентра по продаже и техническому обслуживанию автомобилей, площадью 10 437,00 кв. м., кадастровый номер 26:24:040702:0011, расположенные по адресу: Ставропольский край, Минераловодский район, хутор Красный Пахарь, улица Автомобильная, 25. Цена автоцентра определена сторонами в размере 182 900 тыс. рублей, цена земельного участка ­ 5 млн рублей.

В этот же день ООО «Оникс», общество и должник заключили договор перевода долга, согласно которому ООО «Оникс» перевело должнику обязательства перед обществом в размере 29 937 216 рублей 68 копеек.
Должник и общество заключили соглашение от 09.04.2014 о зачете взаимных требований общества к должнику, возникших из договора процентного займа от 01.09.2011 в размере 157 962 783 рублей 32 копеек и договора перевода долга от 09.04.2014 в размере 29 937 216 рублей 68 копеек, заключенному обществом, должником и ООО «ОНикс», и требований должника к обществу, возникших из договора купли­продажи от 09.04.2014.
По акту приема­передачи от 10.04.2014 продавец передал покупателю недвижимое имущество, являющееся объектом договора купли­продажи. Право собственности на автоцентр и земельный участок зарегистрировано за обществом в установленном порядке.

Суд первой инстанции со ссылкой на статью 550 Гражданского кодекса Российской Федерации обоснованно указал, что договор продажи недвижимости заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами, и правомерно отклонил доводы общества о том, что датой заключения договора купли­ продажи имущества следует считать 16.12.2013, когда общество приняло оферту должника о продаже имущества.
Суд первой инстанции с учетом данных бухгалтерского баланса должника на 31.03.2014 установил, что у должника имелись неисполненные обязательства, превышающие стоимость активов. В анализе финансового состояния должника с 01.01.2013 по 31.03.2015 временный управляющий вделал вывод о том, что на протяжении 2011 ­ 2014 годов должник имеет стабильный убыток, что связано со значительным превышением расходов по сравнению с его доходами. По итогам 2012 года получен убыток в размере 34 686 тыс. рублей, за 2013 год убыток составил 17 244 тыс. рублей; величина чистых активов должника имела отрицательное значение в течение всего анализируемого периода.
Определением от 19.03.2015 признаны обоснованными требования уполномоченного органа в сумме 31 054 190 рублей 97 копеек, требования по которым выставлены с 18.04.2013 по 24.02.2014.

Суд первой инстанции установил, что последний платеж по договору займа должник уплатил обществу 29.10.2013. Доказательства осуществления платежей после указанной даты в материалы дела не представлены.
При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к выводу, что на дату совершения оспариваемой сделки должник прекратил исполнять свои обязанности по уплате обязательных платежей и исполнению иных денежных обязательств, денежные обязательства должника превышали стоимость его активов, то есть должник отвечал признакам неплатежеспособности и недостаточности имущества.

Вывод суда первой инстанции о наличии у должника на момент заключения сделки признаков неплатежеспособности и недостаточности имущества документально не опровергнут. Исходя из указанных обстоятельств, вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии у должника на дату заключения сделки признаков неплатежеспособности и недостаточности имущества противоречит материалам дела и установленным по делу судом первой инстанции обстоятельствам.

В результате совершения оспариваемой сделки должник передал обществу недвижимое имущество балансовой стоимостью 103 210 879 рублей 25 копеек, что составляет 35,73% от балансовой стоимости активов должника.
В силу пункта 2 статьи 61.4 Закона о банкротстве сделки по передаче имущества, совершаемые в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, не могут быть оспорены на основании пункта 1 статьи 61.2 и статьи 61.3 Закона о банкротстве, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает один процент стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период.

Апелляционный суд пришел к выводу о том, что спорное имущество неоднократно выступало предметом обеспечительных сделок, поэтому оспариваемый договор купли­ продажи не выходит за рамки обычной хозяйственной деятельности. Апелляционный суд не учел, что суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для признания сделки недействительной по пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве; кроме того, балансовая стоимость имущества составляет 35,73% от балансовой стоимости активов должника. При таких обстоятельствах у апелляционного суда отсутствовали основания для признания сделки по продаже предмета залога залогодержателю с условием об оплате путем зачета заемных обязательства должника и обязательства общества по этому же договору купли­продажи совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Суд первой инстанции пришел к выводу, что заключение договора перевода долга от 09.04.2014 преследовало цель довести задолженность должника до требуемого размера для исключения обязанности общества по внесению денежных средств по договору купли­продажи. Суд первой инстанции обоснованно указал, что при наличии кредиторской задолженности принятие на себя долгов иной организации перед покупателем имущества для должника являлось экономически нецелесообразным, преследующим цель не допустить поступление денежных средств на расчетный счет должника и проведение расчетов с иными кредиторами.

Делая вывод о том, что реализация залогового имущества обществу выгодна должнику, поскольку с переходом права собственности к обществу погашены обязательства на сумму более 719 млн рублей, в том числе, обязательства третьих лиц перед обществом по договорам займа, исполнение которых обеспечено залогом спорного имущества, апелляционный суд не указал, на каких имеющихся в материалах дела доказательствах основан указанный вывод. В материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие наличие указанной апелляционным судом суммы задолженности третьих лиц перед обществом, возврат которой обеспечен залогом спорного имущества.

Апелляционный суд пришел к выводу о том, что спорное имущество неоднократно выступало предметом обеспечительных сделок, поэтому оспариваемый договор купли­ продажи не выходит за рамки обычной хозяйственной деятельности. Апелляционный суд не учел, что суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для признания сделки недействительной по пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве; кроме того, балансовая стоимость имущества составляет 35,73% от балансовой стоимости активов должника. При таких обстоятельствах у апелляционного суда отсутствовали основания для признания сделки по продаже предмета залога залогодержателю с условием об оплате путем зачета заемных обязательства должника и обязательства общества по этому же договору купли­продажи совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Суд первой инстанции пришел к выводу, что заключение договора перевода долга от 09.04.2014 преследовало цель довести задолженность должника до требуемого размера для исключения обязанности общества по внесению денежных средств по договору купли­продажи. Суд первой инстанции обоснованно указал, что при наличии кредиторской задолженности принятие на себя долгов иной организации перед покупателем имущества для должника являлось экономически нецелесообразным, преследующим цель не допустить поступление денежных средств на расчетный счет должника и проведение расчетов с иными кредиторами.

Делая вывод о том, что реализация залогового имущества обществу выгодна должнику, поскольку с переходом права собственности к обществу погашены обязательства на сумму более 719 млн рублей, в том числе, обязательства третьих лиц перед обществом по договорам займа, исполнение которых обеспечено залогом спорного имущества, апелляционный суд не указал, на каких имеющихся в материалах дела доказательствах основан указанный вывод. В материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие наличие указанной апелляционным судом суммы задолженности третьих лиц перед обществом, возврат которой обеспечен залогом спорного имущества.


Суд первой инстанции установил, что долг должника перед обществом до даты заключения договора купли­продажи имущества от 09.04.2014 составлял согласно договору займа 157 962 783 рубле 32 копейки, следовательно, общество как залоговый кредитор могло обратить взыскание на залоговое имущество в рамках договора займа и рассчитывать на взыскание за счет стоимости имущества суммы в размере 157 962 783 рублей 32 копеек, однако в итоге получило удовлетворение своих требований на сумму 182 900 тыс. рублей, в то время, как требования в размере 29 937 216 рублей 68 копеек не обеспечены залогом имущества должника. При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно отклонил довод общества о том, что интересы кредиторов должника не нарушены, поскольку общество как залоговый кредитор вправе получить удовлетворение своих требований преимущественно перед уполномоченным органом и другими кредиторами.

В нарушение статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции указанные выводы суда первой инстанции не опроверг. Исследовав и оценив в совокупности по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные доказательства, суд первой инстанции пришел к выводу, что оспариваемая сделка повлекла причинение имущественного вреда кредиторам должника, поскольку в результате ее совершения должник лишился наиболее ликвидного имущества, за счет выручки от реализации которого могли быть удовлетворены требования уполномоченного органа и кредиторов. При этом стоимость реализации имущества сформирована способом, исключившим возможность определения его рыночной стоимости. При проведении анализа финансового состояния должника временный управляющий установил, что реализация недвижимости произведена без предварительной оценки стоимости возможной реализации основных средств независимым оценщиком; проведенный временным управляющим анализ предложений на рынке недвижимости показал, что минимальная цена продажи 1 сотки земли на хуторе Красный Пахарь составляет от 66 700 рублей до 130 тыс. рублей. Вывод апелляционного суда о том, что временный управляющий не является субъектом оценочной деятельности, поэтому приведенные им в подтверждение стоимости земельного участка доказательства не являются допустимыми, следует признать неверным. Управляющий предоставил доказательства стоимости аналогичных земельных участков, общество указанные доказательства не опровергло, доказательства, свидетельствующие об иной стоимости аналогичного имущества не предоставило.


Суд первой инстанции установил, что долг должника перед обществом до даты заключения договора купли­продажи имущества от 09.04.2014 составлял согласно договору займа 157 962 783 рубле 32 копейки, следовательно, общество как залоговый кредитор могло обратить взыскание на залоговое имущество в рамках договора займа и рассчитывать на взыскание за счет стоимости имущества суммы в размере 157 962 783 рублей 32 копеек, однако в итоге получило удовлетворение своих требований на сумму 182 900 тыс. рублей, в то время, как требования в размере 29 937 216 рублей 68 копеек не обеспечены залогом имущества должника. При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно отклонил довод общества о том, что интересы кредиторов должника не нарушены, поскольку общество как залоговый кредитор вправе получить удовлетворение своих требований преимущественно перед уполномоченным органом и другими кредиторами.

В нарушение статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции указанные выводы суда первой инстанции не опроверг. Исследовав и оценив в совокупности по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные доказательства, суд первой инстанции пришел к выводу, что оспариваемая сделка повлекла причинение имущественного вреда кредиторам должника, поскольку в результате ее совершения должник лишился наиболее ликвидного имущества, за счет выручки от реализации которого могли быть удовлетворены требования уполномоченного органа и кредиторов.

При этом стоимость реализации имущества сформирована способом, исключившим возможность определения его рыночной стоимости. При проведении анализа финансового состояния должника временный управляющий установил, что реализация недвижимости произведена без предварительной оценки стоимости возможной реализации основных средств независимым оценщиком; проведенный временным управляющим анализ предложений на рынке недвижимости показал, что минимальная цена продажи 1 сотки земли на хуторе Красный Пахарь составляет от 66 700 рублей до 130 тыс. рублей. Вывод апелляционного суда о том, что временный управляющий не является субъектом оценочной деятельности, поэтому приведенные им в подтверждение стоимости земельного участка доказательства не являются допустимыми, следует признать неверным. Управляющий предоставил доказательства стоимости аналогичных земельных участков, общество указанные доказательства не опровергло, доказательства, свидетельствующие об иной стоимости аналогичного имущества не предоставило.

Согласно пункту 7 постановления № 63 в силу абзаца первого пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Данные презумпции являются опровержимыми ­ они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки. При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.
Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что общество должно было знать об указанных выше обстоятельствах, поскольку последний платеж по договору займа произведен должником 29.10.2013; с 13.10.2011 по 29.10.2013 непосредственно своими средствами должник оплатил 4 платежа, остальные 32 платежа за него осуществляли иные лица ­ ООО «АСК «Статус Авто», ООО «АСК «ДримКар», ООО «Ставпак», ООО «Стройконструкция», ООО «Автореспублика». Из представленных в материалы дела платежных поручений видно, что должник либо третьи лица, осуществляющие платежи, неоднократно допускали просрочку оплаты по договору процентного займа. Суд первой инстанции обоснованно указал, что общество на дату заключения оспариваемой сделки располагало сведениями, позволяющими сделать вывод о заключении ее в ущерб интересам иных кредиторов должника, поскольку принимало непосредственное участие в увеличении задолженности должника перед ним в целях проведения взаимозачета и исключения возможности частичной оплаты недвижимого имущества денежными средствами.

Таким образом, суд первой инстанции установил наличие совокупности обстоятельств, предусмотренных пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, являющихся основанием для признания оспариваемого договора купли­продажи недействительным.

В силу пункта 1 статьи 61.6 Закона о банкротстве все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с настоящей главой, подлежит возврату в конкурсную массу.
Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 61.2, 61.6 Закона о банкротстве, с учетом разъяснений, изложенных постановлении № 63, обоснованно признал доказанным наличие совокупности условий для признания спорной сделки недействительной.

В соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам рассмотрения кассационной жалобы суд кассационной инстанции вправе оставить в силе одно из ранее принятых по делу решений или постановлений. Поскольку суд первой инстанции правильно применил нормы права к установленным по делу обстоятельствам и обоснованно принял решение о признании сделки недействительной, суд кассационной инстанции в силу пункта 5 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации считает возможным отменить постановление и оставить в силе определение суда первой инстанции.

Руководствуясь статьями 284, 286 ­ 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо­Кавказского округа
ПОСТАНОВИЛ:
постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.04.2016 по делу № А63­12988/2014 отменить, определение Арбитражного суда Ставропольского края от 30.12.2015 оставить в силе.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.
Председательствующий
Судьи М.Г. Калашникова
Е.В. Андреева
И.М. Денека








Новости на Блoкнoт-Ростов-на-Дону
  Тема: Правовые новости юга  
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое