Ростов-на-Дону Воскресенье, 30 Апреля
Телефоны рекламного отдела:8 (863) 27-000-35, 8 (863) 29-99-565

Информационный портал «Блокнот Ростова-на-Дону» – это не только самые свежие и интересные новости города, но и своеобразный справочник Ростова-на-Дону, который помогает найти нужный товар и услугу или партнеров по бизнесу.

Наш портал работает ежедневно и круглосуточно. Здесь вы можете узнать о самых интересных событиях в жизни города, а также активно участвовать в обсуждении прочитанного.

Хотите быть в курсе всего? Начинайте свой день с нашим сайтом.

Некоторые особенности применения международно-правовых норм в договоре перевозки грузов

Общество, 03.01.2017 09:44
Некоторые особенности применения международно-правовых норм в договоре перевозки грузов

Международная перевозка грузов, опосредующая внешнеэкономическую деятельность субъектов предпринимательских отношений, является сложным многоступенчатым и продолжительным процессом. 

   Она включает в себя как непосредственную транспортировку груза по территории двух и более государств, так и соблюдение многочисленных требований таможенного законодательства. Зачастую, с этим связано возникновение большого числа трудностей фактического и юридического характера.

 Так, в Юридическое Агентство «СРВ» за помощью обратился индивидуальный предприниматель Паращуков Алексей Алексеевич, перевозивший груз: авиазапчасти общей стоимостью 104 780 долларов США по маршруту: г. Казань,Татарстан – г. Кармелава, Литва – г. Прага, Чехия.

 На территории Литовской Республики из его автомобиля была похищена часть перевозимого груза. Стоимость похищенного груза составила 1 436 817,40 руб. Совершив все необходимые в таких случаях действия (написание заявления в полицию, составление акта осмотра груза, направление экспедитору всех требуемых документов и т.д.), ИП Паращуков А.А. без дальнейших происшествий продолжил путь. Однако вскоре к предпринимателю с требованием немедленно возместить всю стоимость утраченного груза обратился экспедитор – ООО «Альянс-Карго».

 Полностью признавая факт утраты части груза, опасаясь за свою деловую репутацию и не желая дальнейшего судебного разбирательства с экспедитором, перевозчик предпринял попытку урегулировать спор во внесудебном порядке путем постепенного погашения всей суммы задолженности. Однако такой исход другую сторону не устраивал, в связи с чем, 13 июля 2016 года ООО «Альянс-Карго» обратилось в Арбитражный суд Ставропольского края с иском к ИП Паращукову Алексею Алексеевичу о взыскании ущерба за утрату груза в размере 1 436 817,40 рубля, денежных средств в размере 16 115,37 рубля (часть провозной платы) и госпошлины.

 На предпринимателя пытались воздействовать и так называемые «разбирающиеся в деле люди», от которых он узнал о том, что находится в безвыходной ситуации, но есть возможность «затянуть» судебное разбирательство. К счастью для себя он не прислушался к подобного рода «специалистам», принял решение продолжать действовать добросовестно и обратился к профессиональным юристам ООО «ЮА «СРВ», которые постарались выстроить для своего Клиента наиболее оптимальную линию правовой защиты на судебном процессе.

 В своем исковом заявлении истец ссылался на обязанность перевозчика в соответствии с действующим российским законодательством (ГК РФ, ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности», а также ФЗ «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта» и т.д.) возместить полную стоимость утраченного груза.

 Не соглашаясь с требованиями истца, представитель ответчика указал на то, что для определения размера ущерба истец применил законодательство, не подлежащее применению, поскольку в рассматриваемой ситуации следует руководствоваться нормами Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ), заключенной 19.05.1956 г в г. Женеве, а не национальным правом РФ.

 Согласно договору между ООО «Альянс-Карго» и ИП Паращуковым А.А., стороны заключили сделку о выполнении международной перевозки грузов автотранспортом по маршруту г. Казань, Татарстан – г. Кармелава, Литва – г. Прага, Чехия. Перевозка груза осуществлялась по международным накладным CMR, оформленным в соответствии с КДПГ и содержащим ссылку на данную конвенцию. Согласно ст. 1 Конвенция применяется ко всякому договору дорожной перевозки грузов за вознаграждение посредством транспортных средств, когда место погрузки груза и место доставки груза, указанные в контракте, находятся на территории двух различных стран, из которых по крайней мере одна является участницей конвенции. Применение конвенции не зависит от местожительства и национальности заключающих договор сторон.

 Сходные положения об отнесении автомобильных перевозок к категории международных содержатся в нормах национального права РФ. Ст. 1 ФЗ «О государственном контроле за осуществлением международных автомобильных перевозок и об ответственности за нарушение порядка их выполнения» указывает, что к категории международных автомобильных перевозок относится проезд груженого или негруженого транспортного средства, принадлежащего российскому перевозчику, с территории Российской Федерации на территорию иностранного государства и обратно...

 Согласно ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Ст. 7 ГК РФ определяет, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются в соответствии с Конституцией РФ составной частью правовой системы РФ. Международные договоры РФ применяются к отношениям, указанным в п. 1 и 2 ст. 2 ГК РФ, непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта (п. 2). Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством, применяются правила международного договора (п. 3).

 Таким образом, предметом иска, по мнению представителя истца, должно было явиться взыскание с ответчика убытков, причиненных утратой груза при международной автомобильной перевозке, оформленной международной товарно-транспортной накладной CMR.

 Занимая подобную позицию, представитель ответчика руководствовался устоявшейся практикой ВС РФ и ВАС РФ, Президиум которого неоднократно подчеркивал, что международные автомобильные перевозки «сопровождаются дополнительными организационными и временными затратами перевозчиков, обусловленными пересечением государственных и таможенных границ государств, необходимостью соблюдения иностранного законодательства (пограничного, таможенного, фитосанитарного, налогового и другого), в том числе требований иностранных государств о необходимости оформления накладных CMR при таких перевозках, а также рисками рассмотрения происшествий по праву иностранного государства. Эти обстоятельства отличают такие перевозки от внутренних перевозок, осуществляемых по территории Российской Федерации, и увеличивают их стоимость по сравнению с аналогичными по протяженности внутренними перевозками».

 В соответствии со ст. 23 КДПГ перевозчик обязан возместить ущерб, вызванный полной или частичной потерей груза, размер которого определяется на основании стоимости груза в месте и во время принятия его для перевозки. Стоимость груза определяется на основании биржевой котировки или, за отсутствием таковой, на основании текущей рыночной цены. При отсутствии и той и другой - на основании обычной стоимости товара такого же рода и качества. Однако в силу положений дополнительного Протокола к Женевской конвенции от 05.07.1978 г. в любом случае размер возмещения не должен превышать 8,33 единицы специальных прав заимствования (СДР) за 1 килограмм недостающего веса брутто. Таким образом, сумма, которую ответчик обязан был возместить истцу, не может превышать 82 684,86 рубля (8,33 х 105 кг х 94,5348 руб.).

 Представитель ответчика также указал на то обстоятельство, что истец не предоставил доказательств причинения ему убытков, связанных с произошедшей утратой груза ответчиком, которые указывали бы на наличие у него права регрессного требования (ст. 1081 ГК РФ), поскольку груз принадлежал другой организации, а истец лишь оказывал экспедиторские услуги.

 Под давлением перечисленных аргументов истец занял более агрессивную позицию по отношению к ответчику. В последовавшем возражении на отзыв, истец ссылался на отсутствие ратификации КДПГ со стороны Российской Федерации и неприменимости норм ст. 23 КДПГ, изменения в которую были внесены дополнительным Протоколом от 05.07.1978 г. Однако согласно ст. 1 ФЗ «О международных договорах Российской Федерации», настоящий Федеральный закон распространяется на международные договоры, в которых Российская Федерация является стороной в качестве государства - продолжателя СССР. Данное правило содержится в ноте МИД РФ от 13.01.1992 г. N 11/Угп, по которой Российская Федерация продолжает осуществлять права и выполнять обязательства, вытекающие из международных договоров, заключенных Союзом Советских Социалистических Республик. А сам СССР присоединился к названной Конвенции в 1983 году уже с поправками, внесенными в нее Протоколом от 05.07.1978 г., на что многократно указывалось в судебной практике.

 Представители истца предпринимали попытки найти изъян в формулировках закона: «Существует огромная разница между словами «кража» и «потеря»… Указанные слова и выражения имеют разные понятия».

 Пытались открыто обвинять ответчика то в недобросовестности, то в халатности, а то и в преступном поведении: «Как можно Истцу расценивать указанное поведение Паращукова А.А.? Как можно расценить действия ответчика по обеспечению целостности и сохранности вверенного ему для перевозки дорогостоящего груза? Мы считаем, что можно как преступную халатность, а можно как грубую небрежность, а можно и просто как сказано в КДПГ: злоумышленным поступком».

 Например, в обоснование своих доводов представители экспедитора и грузоотправителя в ходе судебного процесса неоднократно заявляли, что перевозчик утратил груз из-за остановки на ночевку и из-за того, что груз не был «прибит к полу» (по словам грузоотправителя, он предлагал Паращукову А.А. при загрузке сделать именно так): «Эти два ящика, один весом 98 кг… и коробка… весом 7 кг были украдены из кузова без каких-либо препятствий…». Смелое заявление, особенно про ящик весом 98 кг.

 Между тем, ни грузоотправителем, ни экспедитором не было озвучено, что хищение груза стало результатом задержки, вызванной ненадлежащим исполнением грузоотправителем своих обязанностей: из-за несоответствия упаковки груза фитосанитарным требованиям, перевозчик был вынужден провести на таможенном посту два дня, ожидая необходимые документы от грузополучателя, что подтверждается копией заграничного паспорта А.А. Паращукова с отметкой таможенного поста Литовской Республики о переходе границы и гарантийным письмом получателя груза.

 В отношении крепления груза представителем ответчика также было отмечено, что погрузка осуществлялась самим грузоотправителем (ООО «Авиатех-М»). В соответствии с п. 51, 52 Правил перевозок грузов автомобильным транспортом погрузка груза в транспортное средство и контейнер осуществляется грузоотправителем (фрахтователем), а выгрузка из транспортного средства и контейнера - грузополучателем, если иное не предусмотрено договоренностью сторон.

 В соответствии с законодательством РФ погрузка груза в транспортное средство и контейнер осуществляется таким образом, чтобы обеспечить безопасность перевозки груза и его сохранность, а также не допустить повреждение транспортного средства и контейнера, а выбор средства крепления груза в кузове транспортного средства (ремни, цепи, тросы, деревянные бруски, упоры, противоскользящие маты и др.) осуществляется с учетом обеспечения безопасности движения, сохранности перевозимого груза и транспортного средства.

 Крепление груза гвоздями, скобами или другими способами, повреждающими транспортное средство, не допускается.

 Грузоотправитель (фрахтователь) вправе отказаться от исполнения договора перевозки груза (договора фрахтования) в случае предоставления перевозчиком транспортного средства и контейнера, непригодных для перевозки соответствующего груза (п. 29 Правил перевозок грузов автомобильным транспортом).

 Таким образом, в случае наличия претензии к перевозчику, связанной с условиями погрузки и крепления перевозимого груза, грузоотправитель мог воспользоваться своим правом отказаться от его услуг, однако никаких претензий не предъявил, от услуг не отказался, самостоятельно произвел загрузку и закрепил груз.

 Всесторонне исследовав обстоятельства дела, и представленные сторонами доказательства, Арбитражный суд Ставропольского края принял законное и обоснованное решение взыскать с индивидуального предпринимателя Паращукова А.А. в пользу ООО «Альянс-Карго» задолженность в размере 98 429,66 рубля, в том числе ущерб за утрату груза в размере 82 684,86 рубля и денежные средства за перевозку утраченного груза в размере 15 744,80 рубля, а также расходы по уплате госпошлины в размере 1 864, 99 рубля.

 Все попытки истца и третьего лица направить судебный процесс с пути исследования фактических обстоятельств и правового регулирования возникших отношений на выяснение предполагаемой недобросовестности перевозчика не привели к желаемому результату, поскольку столкнулись с грамотно выработанной линией защиты, основанной на доказательствах, свидетельствующих о добросовестности и разумности действий ответчика. В конечном итоге именно судебное разбирательство помогло перевозчику сохранить деловую репутацию и сэкономить значительную денежную сумму.

Заместитель начальника юридического отдела
ОАО «Юридическое агентство «СРВ»
М.В. Тарасов



АРБИТРАЖНЫЙ СУД СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ
Именем Российской Федерации
РЕШЕНИЕ

г. Ставрополь
15 ноября 2016 годаДело № А63-8248/2016



 Резолютивная часть решения объявлена 08 ноября 2016 года. 
Решение изготовлено в полном объеме 15 ноября 2016 года.

 Арбитражный суд Ставропольского края в составе судьи Безлепко В.В., при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Евсеевой А.В., рассмотрев в судебном заседании материалы дела по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью «Альянс-Карго», ОГРН 1021603145387, г. Казань, к индивидуальному предпринимателю Паращукову Алексею Алексеевичу, ОГРН 306263520600019, г. Ставрополь, с участием в деле третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, общества с ограниченной ответственностью «Авиатех-М», ОГРН 1021603272503, г. Казань, о взыскании задолженности в размере 1 452 932 руб. 77 коп., в том числе ущерба за утрату груза в размере 1 436 817 руб. 40 коп., денежных средств за перевозку утраченного груза в размере 16 115 руб. 37 коп., а также госпошлины в размере 27 529 руб. 33 коп., при участии в судебном заседании представителя истца Насировой Г.Ф. по доверенности от 10.05.2016 г., представителя третьего лица Веснина Е.А. по доверенности от 10.05.2016 г. с использованием системы видеоконференц-связи в Арбитражном суде Республики Татарстан, представителя ответчика Тарасова М.В. по доверенности от 29.07.2016 г. и Паращукова А. А,

УСТАНОВИЛ:

 общество с ограниченной ответственностью «Альянс-Карго», ОГРН 1021603145387, г. Казань, обратилось в Арбитражный суд Ставропольского края с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Паращукову Алексею Алексеевичу, ОГРН 306263520600019, г. Ставрополь, о взыскании задолженности в размере 1 452 932 руб. 77 коп., в том числе ущерба за утрату груза в размере 1 436 817 руб. 40 коп., денежных средств за перевозку утраченного груза в размере 16 115 руб. 37 коп., а также госпошлины в размере 27 529 руб. 33 коп.

 Определением суда от 15.07.2016 г. к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, привлечено ООО «Авиатех-М», г. Казань.

 Представитель истца в судебном заседании поддержал заявленные требования в полном объеме, указал, что в результате утраты груза, допущенной по вине ответчика, истцом понесены убытки, которые добровольно предпринимателем не возмещены. Истец полагает, что перевозчиком надлежащим образом не исполнены обязательства по перевозке груза, не проявлена необходимая предусмотрительность и добросовестность для его сохранности, которая требовалась в целях надлежащего исполнения обязательств. Пояснил, что сумма убытков рассчитана исходя из рыночной стоимости похищенного имущества, что соответствует соглашению о возмещении убытков. Считает не обоснованной ссылку ответчика на необходимость применения к спорным отношениям положений статьи 23 Конвенции о договоре международной дорожной перевозке грузов от 19.05.1956, поскольку, по мнению истца, Российская Федерация присоединилась к Протоколу КДПГ лишь 21.01.2016 г., в связи с чем, расчет ущерба, приведенный ответчиком с учетом названной конвенции, является необоснованным. При этом истец настаивал на применении нормы пункт 1 статьи 29 КДПГ, по которой перевозчик не вправе ссылаться на положения настоящей главы, которые или ограничивают его ответственность или переносят бремя доказательства на другую сторону, если ущерб был вызван его злоумышленным поступком или произошел по вине, которая согласно закону, применяемому разбирающим дело судом, приравнивается к злоумышленному поступку, т.е. к поступку противоправному и обусловленному наличием прямого умысла. Представитель истца просил суд удовлетворить исковые требования в полном объеме.

 Представитель ответчика и индивидуальный предприниматель поддержали доводы отзыва на иск, указывая, что при рассмотрении спора подлежит применению Конвенция о договоре международной дорожной перевозке грузов от 19.05.1956, поскольку утрата груза произошла при осуществлении международной автомобильной перевозке, перевозка проводилась по международным накладным CMR, содержащим ссылку на Конвенцию. В части доводов истца о применении статьи 29 КДПГ ответчик возражал, поскольку доказательств преступной халатности или злоумышленного поступка предпринимателя в материалы дела не представлено.

 Представитель третьего лица поддержал позицию истца, просит суд удовлетворить исковые требования в полном объеме.

 Изучив материалы дела, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, суд считает исковые требования подлежащими удовлетворению частично по следующим основаниям.

 Как следует из материалов дела, между ООО «Альянс - Карго» (экспедитор) и ООО «Авиатех-М» (заказчик) заключен договор на экспедирование грузов от 17.01.2013 г. № А-04, в соответствии с которым заказчик поручает, а экспедитор с привлечением третьих лиц осуществляет доставку и экспедирование экспортных/импортных грузов до пунктов назначения в соответствии с заявками заказчика, условиями договора и применимыми правилами перевозок грузов.

 Согласно условиям указанного договора 25.03.2015 г. ООО «Авиатех-М» направило в адрес ООО «Альянс-Карго» поручение экспедитору (заявку на перевозку груза) от 31.03.2016 г. для оказания транспортно-экспедиционных услуг по организации международной перевозки груза весом 706,9 кг - авиазапчастей для гражданской авиации на сумму 27 020 долларов США в адрес «TECHNICAL AND COMMECIAL CENTR a.s», на сумму 104 780 долларов США в адрес «Realprogress s.r.o.», на сумму 8 960 долларов США в адрес «ASU BALTIJA» LTD по маршруту: г. Казань, РФ - г. Кармелава, Литва - г. Прага, Чехия.

 В соответствии с пунктом 2.3.9 договора от 17.01.2013 г. № А-04 на экспедирование грузов экспедитор имеет право заключить контракт перевозки грузов с третьим лицом, при этом по условиям пункта 5.4 договора экспедитор несет ответственность за действия третьих лиц как за собственные.

 Между ООО «Альянс-Карго» (экспедитор) и индивидуальным предпринимателем Паращуковым А.А. (исполнитель) заключен договор - заявка от 31.03.2016 г. № 3103/1 на предоставление транспортно-экспедиционных услуг для доставки вышеуказанного груза по маршруту: г. Казань, РФ - г. Кармелава, Литва - г. Прага, Чехия.

 Груз принят предпринимателем Паращуковым А.А. по описи в соответствии с международными товарно-транспортными накладными CMR 006 от 04.04.2016 г. (инвойс 12 от 11.02.2016), CMR 007 от 04.04.2016 г. (инвойс № 26 от 34.03.2016), CMR 008 от 04.04.2016 г. (инвойс № 18 от 09.03.2016).

 В соответствии с условиями договора-заявки перевозчику оплачена стоимость перевозки в размере 106 000 руб. по платежным поручениям от 04.04.2016 г. № 171, от 07.04.2016 г. № 192.

 В соответствии письмом от 12.04.2016 г. Кайшядорского районного комиссариата полиции Главного комиссариата полиции Каунасского уезда Литовской Республики на основании сообщения гражданина России Паращукова А.А. начато досудебное расследование по делу от 09.04.2016 г. № 01-1-16734-16 по части 2 статьи 178 Уголовного кодекса Литовской Республики по факту кражи 08.04.2016 г. перевозимых товаров на 82 км дороги А1 Вильнюс - Каунас. В ходе досудебного расследования подозреваемые лица установлены не были.

 13 апреля 2016 года на таможенном складе «Ферогамма», г. Вильнюс составлен акт осмотра, согласно которому в автомобиле отсутствует следующий груз: шторка слепого полета 8АТ-7505-000 в количестве 4 комплектов, кронштейн 8МТ-9420-010-001 в количестве 5 штук (CMR 007 от 04.04.2016), аккумулятор НКНБ-28 в количестве 80 штук (CMR 008 от 04.04.2016).

 Как следует из материалов дела, истцом стоимость утраченного груза рассчитана из полной реальной стоимости авиазапчастей.

 Так, в соответствии с инвойсами стоимость аккумуляторов НКНБ-28 в количестве 80 штук составляет 15200 долларов США, стоимость шторки слепого полета 8АТ-7505-000 в количестве 4 комплектов составляет 5 600 долларов США, стоимость кронштейнов 8МТ- 9420-010-001 в количестве 5 штук составляет 600 долларов США, всего стоимость утраченного груза составила 21 400 долларов США, что соответствует 1 436 817 руб. по курсу ЦБ РФ на 04.04.2016 г.

 Ссылаясь на пункт 4 договора - заявки от 31.03.2016 г., в соответствии с которым исполнитель услуг (предприниматель Паращуков А.А.) принимает на себя полную материальную ответственность за перевозимый груз и гарантирует возмещение прямых и косвенных затрат экспедитора (ООО «Альянс - Карго»), наступивших вследствие полной или частичной утраты, недостачи, порчи груза, перевозимого по заявке, истец направил в адрес предпринимателя претензию, в которой просил возместить ущерб за утрату и провозную за плату.

 Поскольку ответ на претензию не получен, денежные средства истцу добровольно предпринимателем не перечислены, ООО «Альянс-Карго» обратилось в суд.

 По своей правовой природе договор от 17.01.2013 г. № А-04 между ООО «Альянс - Карго» и ООО «Авиатех-М» относится к договорам транспортной экспедиции.

 В соответствии со статьей 801 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента - грузоотправителя или грузополучателя) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза.

 Договором транспортной экспедиции могут быть предусмотрены обязанности экспедитора организовать перевозку груза транспортом и по маршруту, избранными экспедитором или клиентом, обязанность экспедитора заключить от имени клиента или от своего имени договор (договоры) перевозки груза, обеспечить отправку и получение груза, а также другие обязанности, связанные с перевозкой.

 Согласно статье 803 Гражданского кодекса Российской Федерации за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по договору экспедиции экспедитор несет ответственность по основаниям и в размере, которые определяются в соответствии с правилами главы 25 настоящего Кодекса.

 В соответствии с положениями статьи 805 Гражданского кодекса Российской

 Федерации экспедитор вправе привлечь к исполнению своих обязанностей других лиц. При этом возложение исполнения обязательства на третье лицо не освобождает экспедитора от ответственности перед клиентом за исполнение договора.

 Для осуществления перевозки между ООО «Альянс-Карго» (экспедитор) и индивидуальным предпринимателем Паращуковым А.А. (исполнитель) заключен договор - заявка от 31.03.2016 г. № 3103/1, который фактически является договором перевозки.

 В силу пункта 1 статьи 784 Гражданского кодекса Российской Федерации перевозка грузов, пассажиров и багажа осуществляется на основании договора перевозки.

 В соответствии с положениями пункта 2 статьи 784 Гражданского кодекса Российской Федерации общие условия перевозки определяются транспортными уставами и кодексами, иными законами и издаваемыми в соответствии с ними правилами. Условия перевозки грузов, пассажиров и багажа отдельными видами транспорта, а также ответственность сторон по этим перевозкам определяются соглашением сторон, если Кодексом, транспортными уставами и кодексами, иными законами и издаваемыми в соответствии с ними правилами не установлено иное.

 В соответствии с положениями статьи 785 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату.

 Согласно пункту 1 статьи 793 Гражданского кодекса Российской Федерации, в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательств по перевозке стороны несут ответственность, установленную настоящим Кодексом, транспортными уставами и кодексами, а также соглашением сторон.

 В соответствии с положениями пункта 1 статьи 796 Гражданского кодекса Российской Федерации, перевозчик несет ответственность за несохранность груза, происшедшую после принятия его к перевозке и до выдачи грузополучателю, если не докажет, что утрата груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

 На основании абзаца 2 пункта 2 статьи 796 Гражданского кодекса Российской Федерации ущерб, причиненный при перевозке груза или багажа, возмещается перевозчиком в случае повреждения (порчи) груза или багажа - в размере суммы, на которую понизилась его стоимость, а при невозможности восстановления поврежденного груза или багажа - в размере его стоимости.

 Аналогичные правила об условиях и размере ответственности перевозчика содержатся в пункте 5 статьи 34 Устава автомобильного транспорта.

 Таким образом, на перевозчика возложена обязанность доказать, что он принял исчерпывающие меры по обеспечению сохранности груза и его повреждение или недостача произошли вследствие непредотвратимых обстоятельств, которые он не мог предвидеть.

 В силу статьей 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов; односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

 В соответствии с пунктом 1 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации.

 При этом под убытками в силу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

 Поскольку возмещение убытков - это мера гражданско-правовой ответственности, ее применение возможно лишь при наличии условий наступления ответственности, предусмотренных законом.

 По общему правилу, по требованию о взыскании убытков обстоятельствами, подлежащими доказыванию, являются: противоправность действий (бездействий) ответчика, факт и размер понесенных убытков, причинная связь между действиями ответчика и возникшими убытками истца. Причинная связь между фактом причинения убытков и действием (бездействием) ответчика должна быть прямой (непосредственной).

 По правилам части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

 Факт утраты груза при исполнении договора - заявки установлен судом в ходе судебного разбирательства, подтвержден представленными в дело документами: письмом отдела полиции, объяснительной предпринимателя, фотографиями, актом об утрате, а также признан ответчиком лично.

 Согласно акту осмотра груза от 13.04.2016 г. № 2016/04/13-01 на таможенный склад «Ферогамма», г. Вильнюс 11.04.2016 г. доставлен груз из России, отправитель ООО «Авиотех- М». Авто У664 МН 26 RUS прибыл с поврежденным тентом и отсутствием пломбы, что зафиксировано представителями таможни. В результате осмотра установлена недостача двух мест, общим весом 105 кг. При сверке с упаковочным листом установлено отсутствие следующих запчастей: шторки слепого полета 8АТ-7505-000 в количестве 4 комплектов, кронштейны 8МТ-9420-010-001 в количестве 5 штук, аккумуляторы НКНБ-28 в количестве 80 штук.

 Акт подписан уполномоченными лицами таможни и предпринимателем Паращуковым А.А.

 Вместе с тем, суд считает необоснованным расчет суммы ущерба, подлежащего возмещению, представленный истцом, по следующим основаниям.

 В силу части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

 В соответствии с пунктом 2 статьи 7 Гражданского кодекса Российской Федерации, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством, применяются правила международного договора.

 Изучив доводы истца и ответчика, суд пришел к выводу о том, что исходя из маршрута следования (г. Казань, РФ - г. Кармелава, Литва - г. Прага, Чехия) перевозка носила международный характер, следовательно, взаимоотношения сторон регламентируются также Конвенцией о договоре международной перевозке грузов (Женева, 19 мая 1956 года).

 Согласно статье 1 Конвенции она применяется ко всякому договору дорожной перевозки грузов за вознаграждение посредством транспортных средств, когда место погрузки груза и место доставки груза, указанные в контракте, находятся на территории двух различных стран, из которых, по крайней мере, одна является участницей Конвенции. Применение Конвенции не зависит от местожительства и национальности заключающих договор сторон.

 Пунктом 1 статьи 17 Конвенции установлена ответственность за полную или частичную потерю груза, произошедшую между принятием груза к перевозке и его сдачей, размер которой определяется в соответствии с пунктом 1 статьи 23 Конвенции.

 На основании статьи 23 Конвенции перевозчик обязан возместить ущерб, вызванный полной или частичной потерей груза, размер которого определяется на основании стоимости груза в месте и во время принятия его для перевозки.

 Стоимость груза определяется на основании биржевой котировки или, за отсутствием таковой, на основании текущей рыночной цены. При отсутствии и той и другой - на основании обычной стоимости товара такого же рода и качества, однако в любом случае размер возмещения не должен превышать 8,33 единицы специальных прав заимствования за 1 килограмм недостающего веса брутто (данное положение было введено дополнительным протоколом к Конвенции от 05.07.1978).

 То есть, положениями Конвенции о договоре международной перевозки грузов (КДПГ от 19.05.1956, Женева и Протокола к ней от 05.07.1978), в частности, статьей 23, установлены ограничения ответственности перевозчика за утрату груза - 8,33 расчетных единиц за кг недостающего веса брутто.

 Доводы истца о том, что к спорным отношениям не применяются положения Конвенции о договоре международной перевозки грузов, суд не принимает, как не обоснованные.

 Особенности правового регулирования перевозок зависят от многих факторов, в том числе, от территории, в пределах которой они осуществляются.

 Если перевозка предполагает перемещение груза либо пассажира и багажа из одного государства в другое, она приобретает международный характер и регулируется нормами многосторонних и двусторонних международных договоров.

 К международным договорам, регулирующим перевозки, в которых участвует РФ, относятся, в частности, Афинская конвенция о перевозке морем пассажиров и их багажа 1974 г. (для СССР вступила в силу 28 апреля 1987 года), Конвенция о договоре международной дорожной перевозки грузов 1956 года (СССР присоединился к ней 2 сентября 1983 года).

 При отсутствии международных актов применяются нормы внутреннего права одного из государств.

 В данном случае, как указано выше, в международных транспортных накладных (CMR 006 от 04.04.2016 г., CMR 007 от 04.04.2016 г., CMR 008 от 04.04.2016) место погрузки спорного груза и место его доставки находятся на территории различных стран (г. Казань, РФ - г. Кармелава, Литва - г. Прага, Чехия), которые являются участницами Конвенции, в связи с чем, к разрешению настоящего спора подлежат применению ее положения.

 Данные выводы подтверждаются правовой позицией, изложенной в Постановлениях Президиума ВАС РФ от 30 сентября 2003 года № 7127/03, от 23.04.2013 г. № 15497/12 по делу № А21-10170/2010).

 Как указано выше, актом осмотра перевозимого ответчиком груза на таможенном складе «Ферогама» № 2016/04/13-01 от 13.04.2016 г. (Вильнюс, Литва) обнаружена недостача двух мест общим весом 105 кг, которая являлась следствием хищения части груза неустановленными лицами 09.04.2016 г. на 82 км дороги А1 Вильнюс-Каунас, что подтверждается уведомлением о ходе досудебного расследования № 01 -1-16734-16 Кайшядорского районного комиссариата полиции Главного комиссариата полиции Каунасского уезда от 12.04.2016 г. № 20-S-58877 (1.16К).

 Тот факт, что вес утраченного груза составляет 105 кг, подтвержден документально и не оспаривается лицами, участвующими в деле.

 Таким образом, с учетом указанных выше норм, сумма, которую ответчик обязан возместить истцу за утрату части груза, составляет 82 684 руб. 86 коп. (8,33 х 105 кг х 94,5348 руб.).

 С учетом вышеизложенного, судом в соответствии с положениями пункта 4 статьи 23 Конвенции, согласно которой подлежат возмещению оплата за перевозку полностью в случае потери всего груза и в пропорции при частичной потере, рассчитан размер провозной платы, подлежащей возмещению.

 Как следует из материалов дела, стоимость перевозки составила 106 000 руб., что подтверждается п/п от 04.04.2016 г. № 171, от 07.04.2016 г. № 192.

 Поскольку за перевозку 706,9 кг груза истцом оплачено ответчику 106 000 руб., то размер провозной платы, подлежащей возмещению за утрату 105 кг груза, составил 15 744 руб. 80 коп. (105 кг х 106 000 руб. / 706,9 кг).

 Поскольку подтвержден факт частичной утраты груза, сумма оплаты за перевозку, подлежащий возмещению истцу, составляет 15 744 руб. 80 коп.

 Принимая во внимание указанные выше обстоятельства, суд считает исковые требования истца подлежащими удовлетворению частично, в связи с чем, сумма, подлежащая возмещению предпринимателем истцу, составляет 98 429 руб. 66 коп., в том числе ущерб за утрату груза в размере 82 684 руб. 86 коп. и денежные средства за перевозку утраченного груза в размере 15 744 руб. 80 коп.

 Факт заключения между ООО «Альянс - Карго» и ООО «Авиатех-М» соглашения от 15.04.2016 г. о возмещении убытков в сумме 1 436 817 руб. 40 коп., причиненных в результате кражи 09.04.2016 г., и частичное их погашение экспедитором в соответствии с договором на экспедирование грузов от 17.01.2013 г. № А-04, не свидетельствует полной ответственности перевозчика (ИП Паращукова А.А.) за утрату груза, поскольку в силу относительного характера обязательственных отношений указанный договор и соглашение не могут оказывать влияние на права и обязанности лица, в нем не участвующего (то есть ИП Паращукова А.А.), и являться основанием для возложения на него большей, чем установлено в нормах Конвенции, ответственности. Данная позиция согласуется с Постановлением Президиума ВАС РФ от 18.02.2014 г. № 13817/13 по делу № А41-52705/12.

 При этом суд отклоняет доводы истца о применении статьи 29 Конвенции, согласно которой перевозчик не вправе ссылаться на положения настоящей главы, которые или ограничивают его ответственность или переносят бремя доказательства на другую сторону, если ущерб был вызван его злоумышленным поступком или произошел по вине, которая согласно закону, применяемому разбирающим дело судом, приравнивается к злоумышленному поступку.

 Если умышленные действия перевозчика будут доказаны, ответственность перевозчика за ущерб вследствие полной или частичной утраты груза будет определяться в размере фактической стоимости груза, исчисляемой по правилам пунктов 1 и 2 статьи 23 Конвенции.

 Таким образом, исходя из положений вышеназванных правовых норм, при оказании экспедиционных услуг, связанных с перевозками грузов в международном сообщении, ответственность экспедитора за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза ограничивается законом, предусматривающем возмещение убытков в меньшем размере, если перевозчиком доказано, что утрата, недостача или повреждение (порча) принятого для перевозки груза возникли не вследствие его собственного действия или собственного бездействия, совершенных умышленно.

 Российское законодательство различает две формы вины: вина в форме неосторожности и в форме умысла. Умышленная форма вины соответствует понятию «злоумышленный поступок», содержащему в пункте 1 статьи 29 Конвенции.

 Суд считает, что несостоятелен довод истца о том, что ответчиком при исполнении договора допущен «злоумышленный поступок», выразившийся в остановке на 82 км дороги А1 Вильнюс - Каунас у бара «Дуб» (в переводе на литовский «Azuolas»), поскольку отсутствуют доказательства, свидетельствующие о наличии в действиях ответчика умысла, направленного на совершение кражи груза или же его несохранение.

 Ответчик действовал разумно и добросовестно, в соответствии с условиями договора, но в результате задержки, вызванной ненадлежащим исполнением грузоотправителем своих обязанностей (несоответствием упаковки груза санитарным требованиям), был вынужден провести на таможенном посту Мядининкай два дня (7 и 8 апреля), ожидая необходимые документы от грузополучателя, что подтверждается копией заграничного паспорта ответчики с отметкой таможенного поста Литовской Республики о переходе границы и гарантийным письмом получателя груза.

 Из материалов дела (фототаблиц, гарантийного письма от 08.04.2016 г., письменных пояснений истца и третьего лица) усматривается, что груз заказчика расположен на паллетах. Таким образом, на момент загрузки истцу и третьему лицу было известно о том, что груз будет размещен на поддонах, подлежащих фитосанитарному контролю, ввоз которых на территорию Литовской Республики и Европейского Союза допускается только при наличии фитосанитарного сертификата.

 Из пояснений представителя третьего лица в ходе судебного разбирательства и гарантийного письма заведующему Каунасского регионального отдела Государственной службы растениеводства при Министерстве сельского хозяйства с просьбой дать разрешение на выгрузку груза при участии их специалиста и гарантией того, что паллеты, на которых доставлен груз, будут уничтожены в течении 14 дней, следует, что данное письмо было подготовлено и представлено для прохождения таможенных процедур только 08.04.2016 г. (точное время его предоставления и сообщения информации об этом перевозчику в материалах дела отсутствует).

 Учитывая несвоевременное предоставление соответствующей информации для фитосанитарного контроля со стороны истца, задержка перевозчиком в пути не может свидетельствовать о какой либо форме его вины. Кроме того, отсутствуют какие либо доказательства несоблюдения ответчиком указаний экспедитора.

 Суд считает, что хищение груза неустановленным лицом не может расцениваться как обстоятельство, которого перевозчик мог избежать и последствия которого могли быть им предотвращены.

 Поскольку парковка имела освещение, оснащена камерами видеонаблюдения, способ перевозки был согласован заинтересованными сторонами в договор-заявке от 31.03.2016 № 3103/1 (тип подвижного состава - тент), в связи с чем перевозчик не может быть признан самовольно допустившим транспортировку груза в транспортном средстве ненадлежащим образом оснащенным, а ссылки истца и третьего лица на отсутствие, по их мнению, надлежащего крепления груза, точных данных об украденном грузе, остановку для ночевки на парковке у неработающего кафе не свидетельствуют на наличие «злоумышленного поступка» в действиях ответчика, поскольку указанное поведение квалифицируется как неосторожное.

 Однако для применения к правоотношениям сторон статьи 29 Конвенции необходимо наличие доказательств именно умышленной формы вины.

 При этом суд учитывает, что в силу статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений презюмируется.

 Кроме того, в отношении ответчика не возбуждалось уголовное дело по факту хищения (кражи груза) и отсутствует вступивший в законную силу приговор суда, свидетельствующий о наличии в действиях предпринимателя умысла, т.е. злоумышленного поступка.

 При таких обстоятельствах исковые требования подлежат удовлетворению в части.

 Согласно статье 102 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания и порядок уплаты государственной пошлины, а также порядок предоставления отсрочки или рассрочки ее уплаты устанавливаются в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

 Распределение судебных расходов между лицами, участвующими в деле, регламентировано статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В силу пункта 1 данной статьи судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

 Истцом при обращении в суд с исковыми требованиями уплачена государственная пошлина в размере 27 529 руб. 33 коп. (п/п от 30.06.2016 г. № 322).

 Поскольку судом удовлетворены требования ООО «Альянс-Карго» на сумму 98 429 руб. 66 коп., то государственная пошлина в соответствии с положениями статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относится на сторон пропорционально удовлетворенным требованиям.

 Руководствуясь статьями 65, 110, 167-170, 180, 182 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Ставропольского края

РЕШИЛ:

 исковые требования общества с ограниченной ответственностью «Альянс-Карго», ОГРН 1021603145387, г. Казань, удовлетворить частично.

 Взыскать с индивидуального предпринимателя Паращукова Алексея Алексеевича, ОГРН 306263520600019, г. Ставрополь в пользу общества с ограниченной ответственностью «Альянс-Карго», ОГРН 1021603145387, г. Казань задолженность в размере 98 429 руб. 66 коп., в том числе ущерб за утрату груза в размере 82 684 руб. 86 коп. и денежные средства за перевозку утраченного груза в размере 15 744 руб. 80 коп., а также расходы по уплате госпошлины в размере 1 864 руб. 99 коп.

 В остальной части иска отказать.

 Решение суда может быть обжаловано через Арбитражный суд Ставропольского края в Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд в месячный срок со дня его принятия (изготовления в полном объеме) и в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в двухмесячный срок со дня вступления его в законную силу при условии, что оно было предметом рассмотрения арбитражного суда апелляционной инстанции или суд апелляционной инстанции отказал в восстановлении пропущенного срока подачи апелляционной жалобы.

СудьяВ.В. Безлепко


Новости на Блoкнoт-Ростов-на-Дону
  Тема: Правовые новости юга  
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость
Новое от пользователей

Красавица в тельняшке прокатилась с Григорием и Аксиньей

В солнечные дни в Ростове можно прокатиться не только на кораблике по Дону, но и...

29.04.2017

В «чудесный денек» брюнетка прильнула к тополю

Сейчас можно без всякого риска ходить под огромными ростовскими тополями. А вот ...

28.04.2017

Ростовчанка за неимением принца оседлала белого коня!

Когда стоишь в пробке, очень хочется иметь какой-нибудь транспорт, чтобы можно б...

28.04.2017

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое